• Приглашаем посетить наш сайт
    Булгаков (bulgakov.lit-info.ru)
  • Педро Кальдерон. Врач своей чести.
    Хорнада третья

    Хорнада: 1 2 3
    Примечания
    
                    СЦЕНА 1-я
               Алькасар в Севилье.
        Король, Дон Гутиерре и вся свита.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Дон Педро, чье чело осветит
           Индийский полюс в должный час {1}.
           С тобой одним я быть хотел бы.
    
                      Король
           Идите все. - Оставьте нас.
                 (Свита уходит.)
    
                   Дон Гутиерре
    
           Итак, тебе, Атлант кастильский,
           Тебе, испанский Аполлон,
           На чьих плечах живет и длится
           Весь наш сапфирный небосклон,
           Весь этот шар из бриллиантов,
           Тебе теперь я приношу
           В обрывках жизнь мою, защиты
           Я для растерзанной прошу,
           Коль только жизнью может зваться
           Та жизнь, где горьких бед не счесть.
           Сеньор, не удивись, я плачу,
           Но, говорят, любовь и честь
           Позволить могут человеку
           Без унижения рыдать,
           А я люблю, и ценным кладом
           Привык я честь свою считать.
           Как рыцарь, я следил, чтоб ярко
           Всегда светила честь моя,
           И нежно, как супруг влюбленный,
           Свою любовь лелеял я:
           Что получил я по наследству
           И что я в жизни сам нашел,
           Хранил я тщательно, покуда,
           Грозя мне бездной темных зол,
           Тирански облако не встало
           И возжелало затемнить
           Столь яркий блеск моей супруги
           И честь, что я привык хранить.
           Как рассказать тебе, не знаю,
           Мое страданье... Я смущен...
           Твой брат Энрике... Он - причина,
           Что призываю я закон;
           Я к строгости твоей взываю,
           Но не на власть я восстаю,
           Я только подтверждаю словом,
           Что я стою за честь мою.
           Я жду, что ты ей жить поможешь,
           Чтоб я не разлучался с ней;
           Уврачевать ее хочу я
           Предосторожностью моей,
           Затем что, если бы в несчастьи
           Таком свирепом тот недуг
           Зашел далеко, я сумел бы
           Пресечь его теченье вдруг,
           Я к оскорблениям воззвал бы,
           И честь я б к казни присудил,
           Ее омыл бы яркой кровью,
           Ее землей бы я покрыл.
           О, не смутись: сказал я - кровью,
           Я только разумел свою,
           Энрике может быть спокоен,
           Тебе в том слово я даю.
           Пусть скажет за меня свидетель:
           Вот этот доблестный кинжал,
           Что говорит стальною речью,
           Инфанту он принадлежал.
           Итак, ты можешь видеть ясно,
           Что безопасен он вполне,
           Раз он, с таким открытым сердцем,
           Кинжал свой доверяет мне.
    
                      Король
    
           Дон Гутиерре, превосходно;
           И кто такой непобедимой
           Свое чело венчает честью,
           Что с солнцем спорить в красоте,
           Да будет он всегда уверен,
           Что честь его...
    
                   Дон Гутиеppe
    
                             Мой повелитель,
           Тебя почтительно прошу я,
           Чтоб ты не думал, будто я
           В таких нуждаюсь утешеньях,
           В которых для своей я чести
           Найду поддержку. Нет, супругу,
           Клянусь, такую я нашел,
           Что далеко за ней римлянки,
           Чье имя - Порция, Томирис,
           Лукреция {2}. Предосторожность -
           Не более, мои слова.
    
                      Король
    
           Но раз твоя предосторожность
           Так необычна, Гутиерре,
           Прошу, скажи мне, что ж ты видел?
    
                   Дон Гутиерре
    
           То, что я видел? Ничего.
           Я не из тех, которым нужно
           Увидеть; мне довольно думать,
           Воображать, и опасаться,
           Подозревать, и... Что еще?
           Не знаю, что сказать; нет слова,
           Чтобы оно не говорило
           О том, в чем скрыт, весь цельный, атом,
           В чем безраздельность для меня.
           О, Государь, тебя я только
           Предупредил, чтоб устранил ты
           Недуг, что лишь грозит возникнуть,
           А если б он уже возник,
           Ты можешь мне поверить, я бы
           Сумел и сам измыслить средство.
           И я тогда, сеньор, не стал бы
           Тебя тревожить, как теперь.
    
                      Король
    
           Себя своей ты назвал чести
           Врачом. Скажи мне, Гутиерре,
           Какие ж средства применил ты,
           Пока до крайнего дошел?
    
                   Дон Гутиерре
    
           Своей жене не показал я,
           Что я ревную, и напротив,
           Ей выказал любовь двойную:
           У нас был загородный дом,
           Где жили мы в спокойной неге,
           Но, чтоб она в уединеньи
           Скучать не стала, переехал
           Я с ней в Севилью, где она
           Легко всем может наслаждаться,
           И где в ней зависть не возникнет;
           С женою дурно обращаться
           Способен только подлый муж,
           Который страх пред оскорбленьем
           Теряет, говоря об этом.
    
                      Король
    
           Инфант сюда идет, и если
           Тебя со мной увидит он,
           Он догадается, конечно,
           Что с жалобою ты явился.
           Но помню я, когда-то кто-то
           Мне жаловался на тебя,
           И я за этими коврами
           Того, кто с жалобой явился,
           На время скрыл; такой же случай
           Велит прибегнуть мне теперь
           К тому же средству; но в порядке
           Обратном; и еще прибавлю
           Одно условие: ты должен
           Быть скрытым, что б ни услыхал,
           Молчать во что бы то ни стало.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Сеньор, смиренно повинуюсь.
           Я буду птицею, что с камнем
           Изображается во рту {3}.
                   (Прячется.)
    
    
                    СЦЕНА 2-я
              Дон Энрике. - Король;
           Дон Гутиерре, спрятавшийся.
    
                      Король
    
           Добро пожаловать, Энрике,
           А впрочем, нет, привет подобный
           Здесь неуместен, потому что
           Меня ты видишь...
    
                    Дон Энрике
    
                             Горе мне!
    
                      Король
    
           Разгневанным.
    
                    Дон Энрике
    
                         И кто ж причиной,
           Что гневом ты объят, властитель?
    
                      Король
    
           Ты, ты, Инфант.
    
                    Дон Энрике
    
                           Так нет мне счастья.
           Коль солнце в гневе на меня,
           Ждет смертное меня затменье.
    
                      Коpоль
    
           Тебе, как кажется, Энрике,
           Неведомо, что в царской крови
           Не раз омочен был кинжал,
           Когда он мстил за оскорбленье?
    
                    Дон Энрике
    
           К кому же, государь, скажи мне,
           Слова ты эти применяешь?
    
                      Коpоль
    
           К тебе, Энрике, все к тебе.
           Честь - место, где душа сияет.
           Я не над душами властитель:
           Довольно этим говорю я.
    
                    Дон Энрике
    
           Не понимаю.
    
                      Король
    
                       Хорошо.
           Коли исправиться и смолкнуть
           Твоя любовь не пожелает,
           Коль красоту ты не оставишь,
           Где властно царствует вассал,
           И где ты видишь невозможность,
           Тогда легко случиться может,
           Что кровь моя не устранится
           От правосудья моего.
    
                    Дон Энрике
    
           Сеньор, хоть то, что ты сказал мне,
           Закон, и в сердце, как на бронзе,
           Твои слова запечатлел я,
           Дозволь, чтоб оправдался я;
           А то не будет справедливо,
           Когда неравный слух ты склонишь
           К двум сторонам. Сеньор, я даму
           Одну любил (понятно мне
           Теперь, о ком ты говорил здесь,
           Хоть недостаточен был повод):
           Да, я любил ее, настолько...
    
                      Король
    
           Что в том, коль красота ее
           Так недоступна?..
    
                    Дон Энрике
    
                             Это правда,
           Но все-таки...
    
                      Король
    
                           Молчи.
    
                    Дон Энрике
    
                                  Так что же,
           Оправдываться невозможно?
    
                      Король
    
           К чему, раз эта красота
           Не допускает возражений.
    
                    Дон Энрике
    
           Пусть это так, но ты ведь знаешь,
           Что время всем овладевает,
           И для любви возможно все.
    
                Король (в сторону)
    
           (О, Боже, как я дурно сделал,
           Что спрятал Дона Гутиерре!)
           Молчи, молчи.
    
                    Дон Энрике
    
                         Не возбуждайся
           Так на меня, покуда ты
           Не знаешь, почему не сделал
           Иначе я.
    
                      Король
    
                    Отлично знаю.
           Мне все известно.
                   (В сторону.)
                             (О, в какое
           Я затруднение попал!)
    
                    Дон Энрике
    
           Я должен говорить, властитель:
           Я полюбил ее в то время,
           В те дни свою ей отдал душу,
           Как девушкой была она.
           Кто ж оскорбляет и кого же?
           Вассала, я...
    
             Дон Гутиерре (в сторону)
    
                         О, я несчастный!
    
                    Дон Энрике
    
           Который, раньше, чем женился,
           Был...
    
                      Король
    
                   Бесполезны все слова.
           Молчи, молчи. Для оправданья
           Ты эту выдумал химеру.
           Инфант, приступим прямо к цели.
           Вот этот знаешь ты кинжал?
    
                    Дон Энрике
    
           Я без него однажды ночью
           Вернулся во дворец.
    
                      Король
    
                               И знаешь,
           Где потерял его?
    
                    Дон Энрике
    
                            Не знаю.
    
                      Король
    
           Так вот, ты потерял его
           Там, где он мог твоею кровью
           Запачкаться, когда бы только
           Тот, кто нашел кинжал твой, не был
           Столь честный преданный вассал.
           Не понимаешь, что о мщеньи
           Ко мне взывает оскорбленный,
           Кто и в обиде грудь подставил
           И здесь оружие сложил?
           Кинжал ты видишь золоченый?
           То символ, ясно говорящий
           В гиероглифах и узорах
           О преступлении твоем.
           Он говорит, что ты виновен,
           И жалобу я должен слушать.
           Возьми же свой кинжал, Энрике,
           Взгляни, и ты увидишь в нем
           Все, в чем свершил ты прегрешенье.
    
                    Дон Энрике
    
           Сеньор, заметь, что так сурово
           Меня клянешь ты, что, смущенный...
    
                      Король
    
           Бери кинжал. - Что сделал ты,
      (Дает ему кинжал, и Инфант, смущенный,
         беря его, ранит Короля в руку.)
           Изменник?
    
                    Дон Энрике
    
    
           Я?
    
                      Коpоль
    
                        Моею кровью
           Свое оружье обагряешь?
           Ты на меня кинжал свой поднял?
           Меня убить замыслил ты?
    
                    Дон Энрике
    
           Сеньор, заметь, что говоришь ты;
           Смутившись, я...
    
                     Король.
    
                            И ты дерзаешь?
           Энрике, ты дерзнул, Энрике,
           Я умираю, подожди!
    
                    Дон Энрике
    
           Кто был в смятении подобном!
           Нет, лучше мне уйти скорее,
           Туда скорее удалиться,
           Где не увижу я тебя,
                 (Роняет кинжал.)
           Чтобы не мог воображать ты,
           Что на тебя я посягаю.
           Тысячекратно несчастливый,
           Я сокрушенный ухожу.
                    (Уходит.)
    
                      Король
    
           О, Боже, что же это было?
           Какое страшное мечтанье!
           Своею кровью обагренным,
           Себя я мертвым увидал.
           Какое злое измышленье
           Вокруг меня родило ужас,
           И грудь, и душу мне стеснивши,
           Меня испугом леденит?
           Да не допустит Бог, чтоб это
           Начало знало продолженье
           И мир смутило изумленьем,
           Потопом кровь распространив.
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 3-я
    
                   Дон Гутиерре
    
           Весь этот день сплошное чудо.
           При изумлениях столь страшных
           Не удивительно нисколько,
           Что обо мне забыл Король.
           О, Боже мой! что я услышал?
           Но говорить ли мне об этом?
           Мое несчастие огромно,
           Как оскорбление мое.
           Такое зло одним движеньем
           Я должен сразу вырвать с корнем;
           Итак, пускай умрет Менсия,
           Пускай прольется кровь ее.
           И раз Инфант мне оставляет
           Вторично свой кинжал забытый,
           Пускай она убита будет
           Вот этим самым острием.
               (Поднимает кинжал.)
           Но нет, никто о том не должен
           Узнать, и так как силой тайны
           Побед высоких достигаешь,
           И так как скрытой месть должна
           Восстать за скрытым оскорбленьем,
           Пусть смерть Менсии так случится,
           Чтобы никто не догадался.
           Но, прежде чем дождусь того,
           Пусть Небо жизнь мою отнимет,
           Чтобы не видел я трагедий,
           Чтобы не видел я развязки
           Такой мучительной любви.
           О, для чего же, для чего же
           Хранят лазурные пределы
           Огонь своих палящих молний,
           Зачем не бросят их ко мне?
           Ведь есть же в небе милосердье!
           Зачем же скорбный не сожжен им?
           Зачем несчастный не находит,
           Чего он так желает, - смерть?
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 4-я
      Зала в доме Дона Гутиерре, в Севилье.
              Донья Менсия, Хасинта.
    
                     Xасинта
    
           Сеньора, что за странной скорбью
           Смутилась красота твоя?
           Ты плачешь днем, ты плачешь ночью.
    
                   Донья Менсия
    
           Такой тоской объята я,
           Что нет ей меры, нет предела.
           В моей душе живет беда.
           Я смутою объята необычной
           С той ночи горестной, когда,
           Ты помнишь, я тебе, Хасинта, говорила,
           Что там, во мраке, как-то раз
           Беседовал со мною Дон Энрике,
           А ты сказала мне, что в этот самый час
           Он говорил с тобой, что это невозможно,
           Что был за садом он; и вот,
           Я трепещу, смущаюсь, и робею,
           Ежеминутно мысль во мне встает,
           Что это Гутиерре был со мною.
    
                     Хасинта
    
           Как мог такой обман произойти?
    
                   Донья Менсия
    
           Хасинта, мог, то было ночью,
           Он тихо говорил, я думала - придти
           Ко мне опять Инфант решился.
           Я смущена была, обман случиться мог.
           И видеть, что со мной он весел,
           А чуть один, кипучих слез поток
           Он проливает (потому что скорби -
           С глазами верные друзья,
           И ничего от них скрывать не могут),
           Я не могу, вся истерзалась я.
    
    
                    СЦЕНА 5-я
                 Кокин. - Те же.
    
                      Кокин
    
           Сеньора!
    
                   Донья Менсия
    
                    Что еще случилось?
    
                      Кокин
    
           Едва сказать тебе решусь.
           Инфант...
    
                   Донья Менсия
    
                     Кокин, ни слова больше.
           Я имени его боюсь,
           При имени одном враждою исполняюсь.
    
                      Кокин
    
           Не о любви здесь речь. И потому
           Я говорить тебе решаюсь.
    
                   Донья Менсия
    
           Коль так, я твой рассказ приму.
    
                      Кокин
    
           Инфант, сеньора, что несчастно
           В тебя так долго был влюблен,
           С Дон Педро, братом, ныне в ссоре.
           Не знаю, почему с владыкой в ссоре он,
           И говорить о том не стану,
           Шут и не должен о царях
           Ни слова говорить. Довольно.
           Энрике тайно, второпях,
           Меня призвал и дал мне порученье:
           "Скажи Менсии, что она
           Своим презрением жестоким
           Меня навек лишила сна,
           Что благосклонность брата я утратил,
           И убегаю в чуждый край,
           Где я умру, отвергнутый Менсией,
           Сказав любви и родине прощай".
    
                   Донья Менсия
    
           Из-за меня Инфант идет в изгнанье,
           У Короля в опале он.
           Я буду связана молвой с таким событьем,
           Уж гул, мне чудится, встает со всех сторон.
           Что делать? Небеса!
    
                     Хасинта
    
                               Сеньора,
           Не лучше ль пред бедой закрыть плотнее дверь?
    
                      Кокин
    
           Но как же?
    
                     Хасинта
    
                      Попросить Инфанта,
           Чтоб он не уезжал теперь.
           Коли теперь он удалится,
           Как говорят, из-за тебя,
           Он обнародует событье,
           Своим изгнаньем честь твою губя;
           Коли Инфант в изгнание уходит,
           Узнают все - и как, и почему.
    
                      Кокин
    
           Но как же он узнать о просьбе может,
           Коль он воображенью своему
           Уж волю дал и шпоры приготовил?
    
                     Хасинта
    
           Ему сеньора может написать.
           Чтоб, честь ее щадя, не уезжал он;
           Письмо успеешь ты отдать.
    
                   Донья Менсия
    
           Опасны испытанья чести;
           Но я пошлю письмо и тем вопрос решу,
           Из двух несчастий меньшее в том будет;
           Останьтесь здесь, покуда я пишу.
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 6-я
                 Кокин, Хасинта.
    
                     Хасинта
    
           Скажи мне, что с тобой случилось,
           Кокин, что стал ты так уныл?
           Бывало, ты всегда смеялся.
    
                      Кокин
    
           Себя я умником возмнил
           Себе же на беду и чахну:
           Столь ипохондриком я стал.
    
                     Хасинта
    
           А что такое ипохондрик?
    
                      Кокин
    
           Такой болезни мир не знал
           Тому два года. Это новость.
           Но мода на нее теперь весьма сильна,
           Я знаю, милому однажды при прощаньи
           Сказала дама нежная одна:
           "Не можешь ли, - так модница шепнула, -
           Мне ипохондрии немножко принести {4}?"
           Наш господин идет!
    
                     Хасинта
    
                               О, Господи, скорее
           К сеньоре нужно мне идти!
    
    
                    СЦЕНА 7-я
         Дон Гутиерре. - Кокин, Хасинта.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Постой, остановись, Хасинта.
           Куда поспешно так идешь?
    
                     Хасинта
    
           Сеньоре доложить хотела,
           Что возвратился ты.
    
             Дон Гутиерре (в сторону)
    
                               (О, ложь!
           О, слуги! О, враги! Они смутились,
           Испуганы, как он, так и она.)
                   (К Хасинте.)
           Поди сюда, скажи мне, что случилось?
           Зачем бежать ты так была должна?
    
                     Xасинта
    
           Чтоб известить мою сеньору,
           Что возвратился ты, сеньор.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Молчи (в сторону)
                 (Он скажет мне.)
           Какой-то бравый кабальеро
           Летел так быстро на коне,
           Что в ветре, веющем проворно,
           Казался птицею он мне;
           И можно было так подумать:
           На голове его султан,
           Мелькая блеском ярких перьев,
           Был светом солнца осиян;
           В нем луг и солнце состязались
           В живой роскошности своей:
           Свои цветы ему дал первый,
           Второе блеск своих лучей.
           И перья так переливались,
           Меняли так свою волну,
           Что были точно облик солнца
           И походили на весну.
           Вдруг в быстром беге конь споткнулся,
           И, неожиданно упав.
           Не птицей вольною явился,
           А был как роза между трав;
           И так с землей и с небом слившись
           В живом сиянии своем,
           Он сразу птицей был и зверем,
           Звездой блестящей и цветком.
    
                     Хасинта
    
           Ай-ай, сеньора...
    
                   Донья Менсия
    
                              Что такое?
    
                     Хасинта
    
           Уж не грозит ли нам беда?
           Кокин, ты с давних пор
           Служил мне верно, вырос в доме,
           Не знал, что значит горе, зло:
           Прошу, прошу тебя, во имя Бога,
           Скажи мне, что произошло.
    
                      Кокин
    
           Из состраданья я тебе сказал бы,
           Сеньор, когда бы я во что был посвящен.
           Свидетель Бог!..
    
                   Дон Гутиерре
    
                             Постой, кричать не нужно.
           Скажи мне, чем ты был смущен?
    
                      Кокин
    
           Легко смущаюсь, и смутился,
           И больше нет причин смущенья моего.
    
             Дон Гутиерре (в сторону)
    
           Они друг с другом знаком обменялись.
           От них мне не добиться ничего.
           Идите прочь. - Вдвоем мы, честь, остались,
            (Кокин и Хасинта уходят.)
           Идем, беда, спешим, моя тоска.
           Кто видел, в горести подобной,
           Чтоб плакали глаза и смерть несла рука?
    (Приподнимает занавес, и видит Донью Менсию,
                 которая пишет.)
    
    
                    СЦЕНА 8-я
          Донья Менсия. - Дон Гутиерре.
    
             Дон Гутиерре (в сторону)
    
           Менсия пишет. Так. Посмотрим,
           Что пишет в том письме она.
    (Подходит к ней и вырывает у нее бумагу.)
    
                   Донья Менсия
    
           О, Боже! Помоги, Всевышний!
                (Лишается чувств.)
    
                   Дон Гутиерре
    
           Как лед, бледна и холодна.
                    (Читает.)
           Умоляю Его Высочество...
           Из-за Высочества, - подумать, -
           Так низко пала честь моя.
           Не уезжать... Постой, умолкни.
           С такой бедой встречаюсь я,
           Что я почти благославляю
           Судьбу злосчастную мою.
           Не уезжай, она сказала.
           Что если я ее убью
           Сейчас?.. Но нет, мы так устроим:
           Я отошлю служанок, слуг,
           Пусть я в своем останусь доме
           С своей заботою сам-друг.
           И так как я любил Менсию,
           И в ней я обожал жену,
           В последний миг, в разлуке страшной
           Пусть я ее не прокляну,
           Пускай я к крайнему прибегну,
           Но милосердием дыша:
           Пусть жизнь ее умрет навеки,
           Но не умрет ее душа.
         (Пишет и уходит. - Донья Менсия
                приходит в себя.)
    
    
                    СЦЕНА 9-я
    
                   Донья Менсия
    
           Сеньор, спрячь шпагу, умоляю,
           Не убивай меня своей рукой,
           Свидетель Бог, невинной умираю!
           Невинною! Постой, постой!
           Но что со мною? Разве Гутиерре
           Здесь не был? В сердце трепет, страх.
           Я видела себя окровавленной,
           В рубиновых тонула я волнах.
           И этот обморок, о, Боже,
           Предвестьем смерти был моей.
           Какая странная мечта меня смутила,
           Я верю и не верю ей.
           Я разорву письмо. - Но что я вижу?
           Что видит мой несчастный взор?
           Письмо от моего супруга,
           И в нем мой смертный приговор.
                    (Читает.)
         Любовь тебя обожает, честь тебя ненавидит, и
         потому  одна тебя убивает и другая извещает.
         Два часа тебе осталось жизни: ты христианка,
         спаси душу, а жизнь невозможно.
           О Господи! Хасинта!.. Кто там?
           Никто не отвечает мне.
           За страхом страх меня смущает.
           Кто там? Но в мертвой тишине
           Нет никого, никто не слышит.
           И стены плотные молчат.
           Дверь заперта. Решетка в окнах.
           Кричать? Они выходят в сад.
           На зов никто мне не ответит,
           Никто не различит мой крик.
           О тени смерти спотыкаясь,
           Куда ж иду я в этот миг?
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 10-я
                      Улица.
                Король, Дон Диего.
    
                      Король
    
           Итак, Энрике отлучился?
    
                    Дон Диего
    
           Да, государь, он из Севильи
           Сегодня вечером уехал.
    
                      Король
    
           В своей заносчивости он
           Решил, что от меня способен
           Лишь он один освободиться.
           Куда ж бежал он?
    
                    Дон Диего
    
                            Полагаю,
           Что в Консуэгру {5}.
    
                      Король
    
                            Там Инфант,
           Маэстре {6}, оба пожелают
           Отмстить мне за моей спиною.
    
                    Дон Диего
    
           Они твои родные братья,
           И ими ты любим как брат,
           И как король их почитаем:
           Так им велит сама природа.
    
                      Король
    
           Энрике не один уехал,
           Кто в путь его сопровождал?
    
                    Дон Диего
    
           Дон Ариас.
    
                      Король
    
                      Его любимец.
    
                    Дон Диего
    
           Чу! там поют.
    
                      Король
    
                         Пойдем на звуки,
           Быть может развлекусь я песней.
    
                    Дон Диего
    
           Гармония - услада зол.
    
                (За сценой поют.)
           Уехал нынче Дон Энрике,
           Простился с Королем Инфант;
           Дай Бог, чтоб грусть его и бегство
           Хорошим кончились концом.
    
                      Король
    
           Какой печальный этот голос.
           Спеши на звуки, Дон Диего,
           Чтоб, кто поет такие песни,
           От нас теперь не ускользнул.
          (Уходят оба в разные стороны.)
    
    
                    СЦЕНА 11-я
            Зала в доме Дона Гутиерре.
    Дон Гутиерре, Людовико, с закрытым лицом.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Входи смелее и не бойся;
           Теперь лицо открыть ты можешь,
           А я взамен свое закрою.
              (Закутывается плащом.)
    
                     Людовико
    
           Всевышний да поможет мне.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Что б не увидел, не пугайся.
    
                     Людовико
    
           Сеньор, меня сегодня ночью
           Из дома моего ты вывел,
           Но чуть мы вышли из него,
           Как ты, с решительностью грозной,
           Кинжал к груди моей приставил,
           В испуге я не мог бороться,
           И ты мне завязал глаза,
           Закрыл лицо, и возле дома
           Сто разных мы кругов свершили.
           Коль жить хочу я, ты сказал мне,
           Чтоб я повязки не срывал:
           Мы шли с тобою час; где шли мы,
           Не знаю я. Но, если этим
           Столь важным случаем смущен я,
           Я изумлен теперь вдвойне,
           Что я, негаданно-нежданно,
           В таком богатом пышном доме,
           Где никого нет, вижу только
           Тебя, закутанным в плаще.
           Чего ты хочешь?
    
                   Дон Гутиерре
    
                           Чтоб остался
           Ты здесь на краткое мгновенье.
                    (Уходит.)
    
                     Людовико
    
           Какое странное событье,
           В какую крайность я попал!
           О, Господи!
           (Дон Гутиерре возвращается.)
    
                   Дон Гутиерре
    
                        Настало время,
           Чтоб ты вошел туда. Но прежде
           Услышь меня: вот этой сталью
           Пронжу я грудь твою, когда
           Не сделаешь, что прикажу я.
           Теперь к той комнате приблизься.
           Что видишь там?
    
                     Людовико
    
                           Лик смерти вижу,
           Какой-то призрак на постели,
           И две свечи по сторонам,
           И перед призраком распятье.
           Кто это, не могу решить я,
           Лицо какой-то скрыто тканью.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Так вот, живущий этот труп
           Теперь тобой убит быть должен.
    
                     Людовико
    
           Чего же хочешь ты?
    
                   Дон Гутиерре
    
                              Хочу я,
           Чтоб ты ей кровь пустил, - чтоб с кровью
           Вся сила от нее ушла, -
           И чтоб, решительный и смелый,
           Ты в эти страшные мгновенья
           Не оставлял ее, покуда
           Вся кровь не выйдет из нее.
           Не возражать мне, если хочешь,
           Чтоб я с тобой был милосердным,
           И слушаться, коль жить желаешь.
    
                     Людовико
    
           Я слушаю тебя, сеньор,
           Но так исполнен весь испугом,
           Что не смогу повиноваться.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Тот, кто на большее, чем это,
           Дерзнул, чтоб выполнить свой план,
           Пойми, убить тебя сумеет.
    
                     Людовико
    
           Жизнь сохранить свою хочу я.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Отлично сделаешь; есть в мире,
           Кто должен жить, чтоб убивать.
           Отсюда буду, Людовико,
           Я на тебя смотреть. Входи.
                (Людовико входит.)
    
    
                    СЦЕНА 12-я
    
                   Дон Гутиерре
    
           Из всех такое средство лучше,
           Чтоб скрытым было оскорбленье:
           Яд обнаруженным быть может,
           И раны невозможно скрыть.
           Теперь же, говоря о смерти,
           Я расскажу, что нужно было
           Ей кровь пустить; кто усомнится,
           Что именно и было так,
           И что повязка развязалась?
           Предосторожности я принял,
           Чтобы не знал кровопускатель,
           Куда пришел он, и к кому:
           Иначе, если бы пришел он
           С лицом открытым и увидел,
           Кто эта женщина, которой
           Был вынужден пустить он кровь,
           Мне б это сильно повредило.
           Кто эта женщина, не сможет
           Теперь он рассказать, хоть стал бы
           О том, что было, говорить.
           Притом, когда его из дома
           Я выведу, тогда, пожалуй,
           Его подальше заведу я
           И в темной улице убью.
           Своей я чести врач: хочу я
           Спасти ей жизнь кровопусканьем.
           Кто честь спасает от недуга)
           Тот кровью вылечит ее.
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 13-я
                      Улица.
    Король и Дон Диего, возвращаются с разных сторон;
        за сценой музыка. За сценой поют.
    
           В Консуэгру он уехал,
           Размышляет, что теперь
           Сценой тысячи трагедий
           Будут горы Монтиэль.
    
                      Король
    
           А! Дон Диего.
    
                    Дон Диего
    
                          Государь мой...
    
                      Король
    
           В этой улице поют, ты слышишь?
           И кто поет, мы не узнаем?
           Быть может ветер нам поет?
    
                    Дон Диего
    
           Сеньор, не обращай вниманья
           На эти глупости; не раз уж,
           Чтоб досадить тебе, в Севилье
           Такие пелися стихи.
    
                      Король
    
           Смотри, идут два человека.
    
                    Дон Диего
    
           Да, верно. Нам теперь не нужно
           Ответа ждать от них, а надо
           Узнать скорее, кто они.
    
    
                    СЦЕНА 14-я
     Дон Гутиерре ведет Людовико, у которого
             завязаны глаза. - Те же.
    
             Дон Гутиерре (в сторону)
    
           Итак, мне Небо повелело,
           Чтобы, убив его, вторичным
           Ключом свою замкнул я тайну.
           Но нужно мне скорей уйти
           От тех двоих; что было б хуже,
           Как если б здесь меня узнали!
           Итак, его я здесь оставлю
           И прочь немедленно уйду.
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 15-я
           Король, Дон Диего, Людовико,
              с завязанными глазами.
    
                    Дон Диего
    
           Из тех двоих, что подходили,
           Один с поспешностью вернулся,
           Другой остался.
    
                      Король
    
                           Что за странность!
           При свете матовом луны
           Его лицо - как лик без формы.
           Как привиденье, смутный образ.
           Как будто он из камня сделан
           И, сделанный, недовершен.
    
                    Дон Диего
    
           Прошу, не подходи, властитель,
           Я подойду к нему.
    
                      Король
    
                             Не нужно,
           Не беспокойся, Дон Диего.
           Скажи мне, кто ты, человек?
    
                     Людовико
    
           Двояко я смущен, властитель,
           И дважды вынужден к молчанью:
              (Открывает свое лицо.)
           Во-первых, полное смиренья,
           Мне возбраняет ремесло,
           Чтоб с Королем я вел беседу
           (Тебя по голосу узнал я,
           Твой голос хорошо известен.)
           А во-вторых - и новизна
           Столь примечательного дела,
           Какого в летописях смутных
           Еще молва не заносила.
    
                      Король
    
           Скажи мне, что произошло?
    
                     Людовико
    
           Скажу, но лишь тебе отдельно.
    
                      Король
    
           Встань там подальше, Дон Диего.
    
              Дон Диего (в сторону)
    
           Какие странные событья
           Сегодня ночью вижу я:
           Бог да окончит все ко благу!
    
                     Людовико
    
           Ее лица не мог я видеть,
           Я только слышал между стонов,
           Меж повторенных вздохов стон:
           "О, я невинной умираю!
           Пусть Небо у тебя не спросит
           Отчет в моей безвинной смерти".
           Сказавши это, умерла.
           И в то же самое мгновенье
           Был свет погашен человеком,
           И я пошел по той дороге,
           Которой я за ним пришел.
           Здесь в улице, шаги заслышав,
           Меня он одного покинул.
           Сказать еще мне остается,
           Что руки я смочил в крови,
           И, сделав вид, что опираюсь
           О стены, двери все отметил.
           По этим признакам, быть может,
           Сумеешь ты найти тот дом.
    
                      Король
    
           Отлично. Если что узнаешь,
           Приди ко мне, чтоб рассказать мне.
           Вот этот бриллиант возьмешь ты
           И скажешь, показав его,
           Чтобы тебя ко мне пустили,
           В какой бы час ты ни явился.
    
                     Людовико
    
           Бог да хранит тебя, властитель.
                    (Уходит.)
    
                      Король
    
           Ну, Дон Диего, что ж, идем.
    
                    Дон Диего
    
           Что это было?
    
                      Король
    
                         Это было
           Такое странное событье,
           Какого мир еще не ведал.
    
                    Дон Диего
    
           Ты опечалился, сеньор.
    
                      Король
    
           Да, я не мог не изумиться.
    
                    Дон Диего
    
           Тебе уснуть необходимо.
           Гляди, уж день, сменяя сумрак,
           Горит меж тучек золотых.
    
                      Король
    
           Пока того, чего хочу я,
           Я не найду, уснуть нельзя мне.
    
                    Дон Диего
    
           Не видишь? Солнце уж восходит,
           Ты можешь всеми узнан быть.
    
    
                    СЦЕНА 16-я
            Кокин, Король, Дон Диего.
    
                      Кокин
    
           Хотя б я был казнен тобою
           За то, что мной теперь ты узнан,
           С тобою должен говорить я,
           Властитель, выслушай меня.
    
                      Король
    
           Что за беда, Кокин, случилась?
    
                      Кокин
    
           Поступок мой - поступок честный,
           Людей достойный благородных:
           Пускай я шут и скоморох,
           Но раз дойдет, сеньор, до дела,
           Я деловой и очень дельный.
           Внимай тому, что расскажу я,
           Тебя я рассмешить не мог,
           Теперь хочу заставить плакать.
           Обманут ложным указаньем
           И честь свою спасти желая,
           Стал Гутиерре ревновать.
           Сегодня с этим подозреньем,
           Домой вернувшись, он увидел
           Супругу, пишущей Инфанту,
           Чтоб он теперь не уезжал,
           Чтоб ей не быть тому причиной,
           Что говорить в Севилье будут,
           Из-за нее, мол, он уехал...
           Она невинна, говорю,
           И доказать могу я это.
           Тайком к ней в комнату вошел он,
           Из рук ее бумагу вырвал,
           Предался ревности своей,
           Слуг разогнал, все двери запер
           И с ней наедине остался.
           Я, повинуясь состраданью
           К несчастной женщине, чей рок
           Влеком такой звездой враждебной,
           Искал тебя, сеньор, чтоб властно
           Ее от смерти неминучей
           Своей рукой ты сильной спас.
    
                      Король
    
           Чем заплатить тебе могу я
           За милосердие такое?
    
                      Кокин
    
           Свой иск, властитель, уничтожив,
           Предъявленный к моим зубам.
    
                      Король
    
           Кокин, теперь шутить не время.
    
                      Кокин
    
           До шуток ли когда мне было!
    
                      Король
    
           Идем немедля, Дон Диего,
           Туда, - пока не вспыхнул день.
                    (Уходят.)
    
    
                    СЦЕНА 17-я
    Другая улица, и на ней дом Дона Гутиерре.
    На двери виден знак кровавой руки. - Те же.
    
                      Король
    
           Так я найду предлог отличный,
           Чтобы войти прилично в дом.
           Скажу, что в этой я одежде
           Внезапно был захвачен днем.
           Раз там, - в чем дело, разузнаем,
           И показать сумею я,
           Что вправду Царь - судья верховный.
    
                    Дон Диего
    
           Так, превосходна мысль твоя.
    
                      Кокин
    
           К его уж дому подошли мы,
           Пока решал ты сделать так.
    
                      Король
    
           Помедли, Дон Диего.
    
                    Дон Диего
    
                               Что ты?
    
                      Король
    
           Не видишь ты на двери знак
           Руки кровавой?
    
                    Дон Диего
    
                          Слишком ясно.
    
                Король (в сторону)
    
           Так это Гутиерре был.
           Что делать? В мести был жесток он,
           И так разумно поступил.
    
    
                    СЦЕНА 18-я
          Донья Леонор, Инес, закутанные
               в мантильи. - Те же.
    
                   Донья Леонор
    
           С своей тоской всегдашней, в церковь
           Иду до наступленья дня,
           Чтобы в Севилье, мирно спящей,
           Никто не увидал меня.
           Но кто там? Ах, Инес! Ведь это
           Король. Он входит в этот дом.
    
                       Инес
    
           Закутайся, пока пройдет он.
    
                      Король
    
           Совсем нет надобности в том.
           Уж я узнал тебя.
    
                   Донья Леонор
    
                            Закрывшись,
           Властитель, не хотела я
           Жизнь пред тобою не повергнуть,
           В том почесть высшая моя.
    
                      Король
    
           Мне нужно было бы скрываться
           Перед тобою в этот миг,
           Клянусь, я чувствую и помню,
           Что до сих пор я твой должник;
           Я обещался, не напрасно,
           Что честь твою восстановлю:
           Как только будет первый случай,
           Я этот случай уловлю.
    
    
                    СЦЕНА 19-я
              Дон Гутиерре. - Те же.
    
             Дон Гутиерре (за сценой)
    
           О, Небо гневное, сегодня
           Отчаянию я предамся,
           Коль молнию ты не пошлешь мне,
           Чтобы меня испепелить!
    
                      Король
    
           Что там такое происходит?
    
                    Дон Диего
    
           Дон Гутиерре, как безумный,
           Как сумасшествием объятый,
           Из дома вышел своего.
    
                      Король
    
           Куда идешь ты, Гутиерре?
    
              Дон Гутиерре (выходит)
    
           К твоим ногам припасть, властитель,
           И о трагедии редчайшей,
           О горе высшем рассказать,
           Об изумлении поведать,
           Что, возвышая, ужасает.
           Моя любовь, моя супруга,
           Менсия, добродетель чья,
           Как красота, была безмерна
           (Молва о том расскажет громко,
           Что так была она прекрасна,
           Как целомудренна была),
           Она, кому я душу отдал
           И отдал жизнь, сегодня ночью
           Была застигнута болезнью,
           И человеческий недуг
           Опровержением явился
           Ее божественных достоинств.
           Врач, наилучший, знаменитый,
           Который в мире заслужил
           Похвал бессмертных, предписал ей
           Кровопускание, надеясь
           Восстановить ее здоровье
           И важный умертвить недуг.
           В конце концов ей кровь пустили;
           Я сам, в то время под рукою
           Слуг не имея, ни служанок,
           Кровопускателя призвал.
           И вот, когда сегодня утром
           К ней в комнату хотел войти я...
           - Но тут лишаюсь я дыханья,
           И цепенеет мой язык.
           Постель была залита кровью,
           В крови белье и покрывала,
           И в них, о Боже, этой ночью
           Менсия кровью истекла.
           Легко повязке развязаться,
           Но для чего стараться буду
           Такие горькие несчастья
           К словам бессильным низвести?
           Взгляни сюда, и ты увидишь
           Окровавленный облик солнца,
           Луну, объятую затменьем,
           Покрытый тьмою звездный свод,
           Лик красоты, печальной, горькой,
           Тем более меня убившей,
           Что вот она, мне смерть пославши,
           Меня оставила с душой.
        (Занавес отодвигается, и предстает
             Донья Менсия в постели.)
    
                      Король
    
           Необычайное событие! (В сторону.)
           (Здесь важно быть благоразумным.
           И я себя сдержать сумею.
           Он необычно отомстил.)
           Скрой этот ужас, что смущает,
           Скрой зрелище, что изумляет,
           Скрой, Гутиерре, этот символ
           Необычайнейшей беды.
           В несчастьи нужно утешенье,
           И, чтоб в утрате столь великой
           Такое ж было возмещенье,
           Дай тотчас руку Леонор;
           Пора тебе свой долг исполнить,
           И нужно мне исполнить слово -
           Вступиться, как предстанет случай,
           За славу и за честь ее.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Когда от этого пожара,
           Сеньор, еще дымятся угли,
           Прошу, дай срок мне, чтобы мог я
           Оплакать горести мои.
           Не хочешь ты, чтоб наученным
           Я был?
    
                      Король
    
                  Так быть должно. Довольно.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Сеньор, ты хочешь, чтоб вторично,
           На море бурю испытав,
           Я возвратился в море. В чем же
           Мне оправданье?
    
                      Король
    
                           В том, что это
           Тебе твой Царь повелевает.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Послушай доводы мои,
           Я их скажу тебе отдельно.
    
                      Король
    
           Напрасно. Доводы? Какие?
    
                   Дон Гутиерре
    
           А вдруг опять придет такое,
           Что ночью брата твоего
           Там в доме у себя я встречу,
           В плаще закутанным?
    
                      Король
    
                               Что делать
           Тогда? Не верить подозреньям.
    
                   Дон Гутиерре
    
           А если я найду кинжал,
           Принадлежащий Дон Энрике,
           За собственной своей постелью?
    
                      Король
    
           Предполагать, что в мире много
           Служанок можно подкупить,
           И в здравом смысле укрепиться.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Порою здравый смысл бессилен.
           А если я потом увижу,
           Что днем и ночью, государь,
           Вкруг дома моего блуждают?
    
                      Король
    
           Пожаловаться мне.
    
                   Дон Гутиерре
    
                             А если,
           Когда я жаловаться буду,
           Услышу большую беду?
    
                      Король
    
           Что в том, раз будешь ты уверен,
           Что ото всех ветров враждебных
           За крепостной была стеною
           Ее сокрыта красота?
    
                   Дон Гутиерре
    
           А если в дом к себе вернувшись,
           Найду письмо я, где к Инфанту
           Взывают, чтобы он остался?
    
                      Король
    
           Найдется средство для всего.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Как, и для этого найдется?
    
                      Король
    
           Да, Гутиерре.
    
                   Дон Гутиерре
    
                         И какое?
    
                      Король
    
           Твое.
    
                   Дон Гутиерре
    
                  Какое ж?
    
                      Король
    
                            Кровь пустить ей.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Что говоришь ты?
    
                      Король
    
                            Говорю,
           Что должен дверь свою ты вымыть,
           На ней есть знак руки кровавой.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Кто ремесло, сеньор, имеет,
           Над дверью герб он ставит свой;
           Что до меня, я честью занят,
           И потому руки кровавой
           Отпечатлел я знак на двери.
           Лишь кровью можно честь омыть.
    
                      Король
    
           Так Леонор свою дай руку,
           Она ее вполне достойна,
           Известно это мне.
    
                   Дон Гутиерре
    
                              Охотно.
                 (Дает ей руку.)
           Но только помни, Леонор,
           Моя рука омыта кровью.
    
                   Донья Леонор
    
           Я не дивлюсь и не пугаюсь.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Но я врачом своей был чести,
           И врачеванья не забыл.
    
                   Донья Леонор
    
           Припомни, если будет нужно.
    
                   Дон Гутиерре
    
           Условье это принимаю.
           И Врач своей здесь чести кончен.
           Простите, в чем он прегрешил.
    
    
    
    						
    						
               
    Хорнада: 1 2 3
    Примечания
    © 2000- NIV