• Приглашаем посетить наш сайт
    Гоголь (gogol-lit.ru)
  • Cлово "СЛОВО"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Варианты слова: СЛОВАМИ, СЛОВА, СЛОВОМ, СЛОВАХ

    1. Константин Бальмонт. Поэзия как волшебство
    Входимость: 67. Размер: 52кб.
    2. И. Ф. Анненский. Бальмонт-лирик
    Входимость: 60. Размер: 96кб.
    3. Эдгар Алан По. Письма. (Перевод Константина Бальмонта)
    Входимость: 34. Размер: 95кб.
    4. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (комментарии)
    Входимость: 30. Размер: 80кб.
    5. Константин Бальмонт. Русский язык
    Входимость: 23. Размер: 15кб.
    6. Константин Бальмонт. Очерк жизни Эдгара По (Глава 3)
    Входимость: 22. Размер: 51кб.
    7. Перси Биши Шелли. Ченчи (действие 3)
    Входимость: 18. Размер: 27кб.
    8. Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей (действие 1)
    Входимость: 18. Размер: 42кб.
    9. Бальмонт: "Душа Чехии в слове и в деле" (Н. К. Жакова)
    Входимость: 17. Размер: 28кб.
    10. Педро Кальдерон. Луис Перес Галисиец
    Входимость: 16. Размер: 42кб.
    11. Педро Кальдерон. Луис Перес Галисиец. Хорнада вторая
    Входимость: 16. Размер: 42кб.
    12. Перси Биши Шелли. Ченчи (действие 5)
    Входимость: 15. Размер: 34кб.
    13. Оскар Уайлд. Саломея
    Входимость: 15. Размер: 59кб.
    14. Константин Бальмонт. Очерк жизни Эдгара По (Глава 2)
    Входимость: 15. Размер: 67кб.
    15. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 19)
    Входимость: 13. Размер: 11кб.
    16. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 24)
    Входимость: 13. Размер: 19кб.
    17. Николай Банников. Жизнь и поэзия Бальмонта
    Входимость: 13. Размер: 48кб.
    18. Педро Кальдерон. Волшебный маг. Хорнада вторая
    Входимость: 13. Размер: 52кб.
    19. Эдуард Дауден. Очерк жизни Шелли
    Входимость: 12. Размер: 64кб.
    20. Педро Кальдерон. Врач своей чести
    Входимость: 12. Размер: 46кб.
    21. Константин Бальмонт. Кровавые лгуны
    Входимость: 12. Размер: 14кб.
    22. Примечания к стихотворениям Шелли
    Входимость: 12. Размер: 61кб.
    23. Педро Кальдерон. Волшебный маг
    Входимость: 12. Размер: 47кб.
    24. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 25)
    Входимость: 11. Размер: 9кб.
    25. Педро Кальдерон. Врач своей чести. Хорнада третья
    Входимость: 11. Размер: 43кб.
    26. Перси Биши Шелли. Ченчи (действие 2)
    Входимость: 11. Размер: 19кб.
    27. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 4)
    Входимость: 10. Размер: 28кб.
    28. Педро Кальдерон. Дама привидение. Хорнада третья
    Входимость: 10. Размер: 64кб.
    29. Педро Кальдерон. Любовь после смерти.
    Входимость: 10. Размер: 42кб.
    30. Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей (действие 2)
    Входимость: 10. Размер: 30кб.
    31. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама (песнь 4)
    Входимость: 9. Размер: 13кб.
    32. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 46)
    Входимость: 9. Размер: 13кб.
    33. Константин Бальмонт. Элементарные слова о символической поэзии
    Входимость: 9. Размер: 44кб.
    34. Константин Бальмонт. Очерк жизни Эдгара По (Глава 4)
    Входимость: 9. Размер: 39кб.
    35. Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону. (Часть 2)
    Входимость: 9. Размер: 54кб.
    36. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 1)
    Входимость: 9. Размер: 12кб.
    37. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 2)
    Входимость: 9. Размер: 18кб.
    38. Педро Кальдерон. Врач своей чести. Хорнада вторая
    Входимость: 9. Размер: 49кб.
    39. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 10)
    Входимость: 9. Размер: 14кб.
    40. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама (песнь 2)
    Входимость: 9. Размер: 19кб.
    41. Все стихотворения (без переводов)
    Входимость: 8. Размер: 24кб.
    42. Педро Кальдерон. Любовь после смерти. Хорнада вторая
    Входимость: 8. Размер: 45кб.
    43. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама (песнь 5)
    Входимость: 8. Размер: 25кб.
    44. Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону. (Часть 4)
    Входимость: 8. Размер: 23кб.
    45. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 17)
    Входимость: 8. Размер: 11кб.
    46. Педро Кальдерон. Саламейский алькальд. Хорнада третья
    Входимость: 7. Размер: 41кб.
    47. Педро Кальдерон. Стойкий принц. Хорнада вторая
    Входимость: 7. Размер: 39кб.
    48. Педро Кальдерон. Жизнь есть сон. Хорнада вторая
    Входимость: 7. Размер: 53кб.
    49. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре
    Входимость: 7. Размер: 8кб.
    50. Педро Кальдерон. Волшебный маг. Хорнада третья
    Входимость: 7. Размер: 59кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Константин Бальмонт. Поэзия как волшебство
    Входимость: 67. Размер: 52кб.
    Часть текста: есть основной закон нашей Вселенной. Глянув глубоко, направивши зеркало в зеркало, мы везде найдем поющую рифму. Мир есть всегласная музыка. Весь мир есть изваянный Стих. Правое и левое, верх и низ, высота и глубина, Небо вверху и Море внизу, Солнце днем и Луна ночью, звезды на небе и цветы на лугу, громовые тучи и громады гор, неоглядность равнины и беспредельность мысли, грозы в воздухе и бури в душе, оглушительный гром и чуть слышный ручей, жуткий колодец и глубокий взгляд, - весь мир есть соответствие, строй, лад, основанный на двойственности, то растекающейся на бесконечность голосов и красок, то сливающейся в один внутренний гимн души, в единичность отдельного гармонического созерцания, во всеобъемлющую симфонию одного Я, принявшего в себя безграничное разнообразие правого и левого, верха и низа, вышины и пропасти. Наши сутки распадаются на две половины, в них день и ночь. В нашем дне две яркие зари, утренняя и вечерняя, мы знаем в ночи двойственность сумерек, сгущающихся и разрежающихся, и, всегда опираясь в своем бытии на двойственность начала, смешанного с концом, от зари до зари мы уходим в четкость, яркость, раздельность, ширь, в ощущение множественности жизни и различности отдельных частей мироздания, а от сумерек до сумерек, по черной бархатной дороге, усыпанной серебряными звездами, мы идем и входим в...
    2. И. Ф. Анненский. Бальмонт-лирик
    Входимость: 60. Размер: 96кб.
    Часть текста: переносится нами и на слово - исконного слугу мысли. Слово остается для нас явлением низшего порядка, которое живет исключительно отраженным светом; ему дозволяется, положим, побрякивать в стишках, но этим и должна исчерпываться его музыкальная потенция. Если в стихах дозволительны и даже желательны украшения, то все же, помня свой литературный ранг, они должны оставлять идею легко переводимою на обыденный, служилый волапюк, который почему-то считается привилегированным выразителем мира, не корреспондирующего с внешним непосредственно. И главное при этом - ранжир и нивелировка. Для науки все богатство, вся гибкость нашего духовного мира; здравый смысл может уверять, что земля неподвижна - наука ему не поверит; для слова же, т. е. поэзии, за глаза довольно и здравого смысла - здесь он верховный судья, и решения его никакому обжалованью не подлежат. Поэтическое слово не смеет быть той капризной струей крови, которая греет и розовит мою руку: оно должно быть той рукавицей, которая напяливается на все ручные кисти, не подходя ни к одной. Вы чувствуете, что горячая струя, питая руку, напишет тонкую поэму, нет, - надевайте непременно рукавицу, потому что в ней можно писать только аршинными буквами, которые будут видны всем, пусть в них и не будет видно вашего почерка, т. е. вашего я . Если хотите, то невозбранно и сознательно-сильной красоты у нас могло достигнуть одно церковнославянское слово, может быть, потому, что его выразительность и сила были нам так или иначе нужны, и их погладила даже львиная лапа Петра {1}. Слово гражданское сразу попало в отделку голландским шкиперам и стало уделом школы и канцелярии, которые и наложили на него печать безответной служилости. В дальнейшей истории, благодаря официально-городскому характеру нашей словесности и железной централизации, книжная речь мало-помалу лишалась животворного влияния местных элементов и вообще слов чисто народных, как подлых. Еще Белинскому ничего не говорила народная ...
    3. Эдгар Алан По. Письма. (Перевод Константина Бальмонта)
    Входимость: 34. Размер: 95кб.
    Часть текста: побудило мистера Уайта предоставить мне место в редакции журнала в качестве его помощника с жалованьем 520 долларов в год. Мое новое положение вполне меня устраивает, и по многим причинам, - но, увы, теперь ничто, кажется, не может принести мне ни радости, ни даже самого малого удовлетворения. Прошу извинить меня, уважаемый сэр, если письмо это покажется Вам слишком бессвязным. Чувства мои сейчас поистине достойны жалости. Я переживаю такой глубокий упадок духа, какого никогда не знал раньше. Мои усилия побороть одолевающую меня меланхолию тщетны. Вы поверите мне, если я скажу, что по-прежнему чувствую себя несчастным, несмотря на значительное улучшение обстоятельств моей жизни. Я говорю, что Вы мне поверите, по той простой причине, что человек, пишущий ради эффекта, не станет писать так, как я. Сердце мое открыто перед Вами - читайте в нем, если оно заслуживает быть прочтенным. Я страдаю - и не знаю почему. Утешьте меня, ибо Вы можете. Но поторопитесь, иначе будет поздно. Ответьте мне немедля. Уверьте меня в том, что жить стоит, что жить нужно, и Вы докажете мне свою дружбу. Убедите меня поступать благоразумно. Я не хочу сказать - я не хочу, чтобы Вы сочли все, что я пишу Вам сейчас, шуткой. Ибо я чувствую, что слова мои бессвязны - но я превозмогу свой недуг. Вы не можете не видеть, что ...
    4. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (комментарии)
    Входимость: 30. Размер: 80кб.
    Часть текста: Мне хочется быть доказательным. Между четырьмя этими гениями есть столько черт сходства в благоговейном отношении к Женщине и в поэтически-сердечном их положении по отношению к Любимой, что сравнивать их не только можно, но и должно. Каждый из них - на горной вершине высокой Любви, каждый из них песнопевец Любви, как благоговения, каждый разъединен с любимой, и любит в невозможности соединения. Беатриче - и Данте, Лаура - и Петрарка, Виттория Колонна - и создатель гигантских изваяний, который и в любовных канцонах не перестал быть ваятелем, только стал нежным, борец Михаил с именем ангела, царица Тамар - и поэт-крестоносец, влюбленный рыцарь, пронзенный любовью инок, смешавший в словесном поцелуе имя бога с именем любимой, народный певец, сазандар всей Грузии, Руставели. Четыре обожествителя Любви, знавшие лишь одно прикосновение к любимой, - влюбленный поцелуй души, через дрожащее музыкой слово, к имени любимой приникновение такое преданное, такое лелейное, такое вечно-новое в своей повторности, что имена этих любимых стали звездами на Земле, и светят неисчислимым любящим, внося в их любовь отображенное благородство, как темная Луна от золотого Солнца навсегда сделалась золотистой и серебряной. Данте любит Беатриче, эту ангелицу юнейшую, quest' angiola giovanissima. Он полюбил её ребенком, когда ему было девять...
    5. Константин Бальмонт. Русский язык
    Входимость: 23. Размер: 15кб.
    Часть текста: и всеобъемлющее. Уже один его внешний вид пленителен. Веющее в, долгое, как зов далекого хора, о, ласкающее л, в мягкости твердое утверждающее я. А смысл этого слова - двойной, как сокровища в старинном ларце, в котором два дна. Воля есть воля-хотение, и воля есть воля-свобода. В таком ларце легко устраняется разделяющая преграда двойного дна, и сокровища соединяются, взаимно обогащаясь переливаниями цветов. Один смысл слова воля, в самом простом, изначальном словоупотреблении, светит другому смыслу, в меру отягощает содержательностью и значительностью его живую существенность. <...> Говоря - воля, русская речь вполне отдает себе отчет, что и воля-свобода и воля-хотение два талисмана, беспредельно желанные, но неизбежно нуждающиеся в точно определенных пределах, - будь то строгий устав правильно обоснованной жизни или же великий искус и подвиг личного внутреннего самоограничения. И русская няня ласково скажет детям: "Ишь расшалились. Вольница. Спать пора". А русский народ, кроме того, звал вольницей всех уходивших к волжскому раздолью от московской тесноты. И зовет вольницей разгулявшихся весельчаков. И зовет вольницей разбойников. А ярославец, сказавши - вольный, разумеет - леший. Что же касается этого изумрудного самодура лесов, любящего кружить прямолинейных людей, о нем существует народное слово, являющееся обворожительным и красноречивым противоречием: "Леший нем, но голосист". Художественное...

    © 2000- NIV