• Приглашаем посетить наш сайт
    Андреев (andreev.lit-info.ru)
  • Cлово "ВЕЛИКИЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Варианты слова: ВЕЛИКОГО, ВЕЛИКОЙ, ВЕЛИКОЕ, ВЕЛИКА

    1. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (комментарии)
    Входимость: 15.
    2. Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону. (Часть 2)
    Входимость: 14.
    3. Слово о полку Игореве
    Входимость: 12.
    4. Константин Бальмонт. Русский язык
    Входимость: 12.
    5. Педро Кальдерон. Жизнь есть сон. Хорнада третья
    Входимость: 11.
    6. Примечания к стихотворениям Шелли
    Входимость: 10.
    7. Педро Кальдерон. Чистилище святого Патрика. Хорнада третья
    Входимость: 8.
    8. Педро Кальдерон. Стойкий принц. Хорнада вторая
    Входимость: 7.
    9. Педро Кальдерон. Волшебный маг. Хорнада третья
    Входимость: 7.
    10. Константин Бальмонт. Поэзия как волшебство
    Входимость: 7.
    11. Константин Бальмонт. Элементарные слова о символической поэзии
    Входимость: 6.
    12. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама (песнь 12)
    Входимость: 6.
    13. Педро Кальдерон. Врач своей чести
    Входимость: 6.
    14. Педро Кальдерон. Стойкий принц. Хорнада третья
    Входимость: 6.
    15. Педро Кальдерон. Стойкий принц.
    Входимость: 6.
    16. Педро Кальдерон. Жизнь есть сон. Хорнада вторая
    Входимость: 5.
    17. Эдуард Дауден. Очерк жизни Шелли
    Входимость: 5.
    18. Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей
    Входимость: 5.
    19. Константин Бальмонт. Сквозь строй (Памяти Некрасова)
    Входимость: 5.
    20. Педро Кальдерон. Чистилище святого Патрика.
    Входимость: 5.
    21. Константин Бальмонт. Очерк жизни Эдгара По (Глава 4)
    Входимость: 4.
    22. Педро Кальдерон. Жизнь есть сон
    Входимость: 4.
    23. Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону
    Входимость: 4.
    24. Оскар Уайлд. Саломея
    Входимость: 4.
    25. Константин Бальмонт. Очерк жизни Эдгара По (Глава 3)
    Входимость: 4.
    26. Д.Г.Макогоненко. Кальдерон в переводе Бальмонта
    Входимость: 4.
    27. Педро Кальдерон. Поклонение кресту. Хорнада вторая
    Входимость: 4.
    28. Педро Кальдерон. Жизнь есть сон. Примечания
    Входимость: 4.
    29. Константин Бальмонт. Малое приношение
    Входимость: 4.
    30. Константин Бальмонт. Гений открытия (Эдгар По)
    Входимость: 4.
    31. Константин Бальмонт. Прощальный взгляд
    Входимость: 4.
    32. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама
    Входимость: 4.
    33. Педро Кальдерон. Волшебный маг
    Входимость: 4.
    34. Педро Кальдерон. Волшебный маг. Хорнада вторая
    Входимость: 4.
    35. Педро Кальдерон. Дама привидение. Хорнада вторая
    Входимость: 3.
    36. Педро Кальдерон. Любовь после смерти. Хорнада третья
    Входимость: 3.
    37. Педро Кальдерон. Любовь после смерти. Хорнада вторая
    Входимость: 3.
    38. Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону. (Часть 5)
    Входимость: 3.
    39. Константин Бальмонт. Очерк жизни Эдгара По (Глава 2)
    Входимость: 3.
    40. Педро Кальдерон. Любовь после смерти.
    Входимость: 3.
    41. Педро Кальдерон. Луис Перес Галисиец. Хорнада третья
    Входимость: 3.
    42. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама (песнь 1)
    Входимость: 3.
    43. Бальмонт: "Душа Чехии в слове и в деле" (Н. К. Жакова)
    Входимость: 3.
    44. Педро Кальдерон. Врач своей чести. Хорнада вторая
    Входимость: 3.
    45. Перси Биши Шелли. Возмущение Ислама (песнь 9)
    Входимость: 3.
    46. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (часть 5)
    Входимость: 3.
    47. Николай Банников. Жизнь и поэзия Бальмонта
    Входимость: 3.
    48. Педро Кальдерон. Саламейский алькальд. Хорнада третья
    Входимость: 2.
    49. Зачем?
    Входимость: 2.
    50. Песнь к свободе
    Входимость: 2.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре (комментарии)
    Входимость: 15. Размер: 80кб.
    Часть текста: Любви, среди всемирно прославленных я нахожу имена - Руставели, Данте, Петрарка, Микеланджело. И в звездной грозди четырех этих имен, сияющих, как полупрозрачные вазы, в которые заключен светильник, певучее имя Руставели мне кажется наиболее справедливо вознесенным. Мне хочется быть доказательным. Между четырьмя этими гениями есть столько черт сходства в благоговейном отношении к Женщине и в поэтически-сердечном их положении по отношению к Любимой, что сравнивать их не только можно, но и должно. Каждый из них - на горной вершине высокой Любви, каждый из них песнопевец Любви, как благоговения, каждый разъединен с любимой, и любит в невозможности соединения. Беатриче - и Данте, Лаура - и Петрарка, Виттория Колонна - и создатель гигантских изваяний, который и в любовных канцонах не перестал быть ваятелем, только стал нежным, борец Михаил с именем ангела, царица Тамар - и поэт-крестоносец, влюбленный рыцарь, пронзенный любовью инок, смешавший в словесном поцелуе имя бога с именем любимой, народный певец, сазандар всей Грузии, Руставели. Четыре обожествителя Любви, знавшие лишь одно прикосновение к любимой, - влюбленный поцелуй души, через дрожащее музыкой слово, к имени любимой приникновение такое преданное, такое лелейное, такое вечно-новое в своей повторности, что имена этих любимых стали звездами на Земле, и светят неисчислимым любящим, внося в их любовь отображенное благородство, как темная Луна от золотого Солнца навсегда сделалась золотистой и серебряной. Данте любит Беатриче, эту ангелицу юнейшую, quest' angiola giovanissima. Он полюбил её ребенком, когда ему было девять лет, а ей восемь. Она явилась ему облеченной в благороднейший цвет, в пурпурный, опоясанная и нарядная, и через девять лет она явилась ему юною мертвой. В час ее смерти...
    2. Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону. (Часть 2)
    Входимость: 14. Размер: 54кб.
    Часть текста: Золотого века - гордость нации. Если когда-то, на своей заре, христианство было движением рабов и угнетенных, если долгие столетия полного господства веры, когда других идеологических форм практически не существовало, угнетенные в нем и в ересях искали правды и защиты, то противостоявшая этому церковь не выступала никогда в столь бесчеловечном и в столь бездуховном обличий, как во время Контрреформации XVI-XVII вв. В Контрреформации доминировали, конечно, не вера, даже не стремление упорядочить католицизм перед лицом успехов лютеранства и кальвинизма, а репрессивные тенденции, порожденные ужасом, который был вызван обрушением духовной диктатуры церкви в эпоху Возрождения. У Достоевского в "Легенде о Великом инквизиторе" символически раскрыта создавшаяся в те века ситуация, когда иерархи церкви готовы были вновь казнить Христа, буде он вновь явился на земле, а великий инквизитор прямо объявил ему, что мы не с Тобой, а с _ним_, т. е. с дьяволом. Между контрреформационной церковью и Кальдероном не могло быть точно таких отношений, как в притче Ивана Карамазова между Великим инквизитором и Христом, но антагонистическое соотношение казенной церкви с Кальдероном было весьма схожим с тем, которое гениально уловил и воспроизвел Достоевский. Сторонники "черного мифа" не задумывались, есть ли что-либо похвальное для Кальдерона в том, чтобы быть с великим инквизитором и с ним, которому инквизитор служил. Они совсем не задумывались и над художественным богатством барокко Кальдерона, которое вслед Возрождению было открыто не только гуманистическому антидогматизму и народному антицерковному представлению о вере, но и неумиравшему в народе в Средние века индифферентизму к вере, особенно чувствительному в низах, а...
    3. Слово о полку Игореве
    Входимость: 12. Размер: 20кб.
    Часть текста: к лебединой стае белой, Чуть домчится первый сокол, лебедь первая закличет, - И певучим словом песни Ярослав проходит старый, И в певучем слове песни восстает Мстислав тот храбрый, Он, зарезавший Редедю пред косожскими полками, И Роман тот Святославич, в песне он красиволикий. А Баян пускал не десять соколов проворных, братья, К лебединой стае белой не летел поспешный сокол, Нет, он вещие на струны возлагал персты, и звонко Князю, избранному песней, струны славу рокотали. Так начнем же, братья, повесть, от Владимира начало И до Игоря, что ныне ум напряг свой, ум-твердыню, Заострил свое он сердце, ратным мужеством наполнив, И привел свои полки он до земли до Половецкой, Да отмстит, и мщеньем правым, он за Русскую за землю. Тут взглянул на солнце Игорь, солнце светлое на небе, Видит он - от солнца черной тьмою воинство покрыто. И сказал к своей дружине Игорь: "Братья и дружина, Лучше быть мечом сраженным, чем в бою быть полоненным. На коней на борзых сядем, Дона синего посмотрим!" Стали хотью мысли князя против злого предвещанья, У великого он Дона захотел изведать счастья. "Преломить хочу, - сказал он, - ...
    4. Константин Бальмонт. Русский язык
    Входимость: 12. Размер: 15кб.
    Часть текста: журчащего неуловимым ручейком, исполненного говоров дремучего леса, шуршащего степными ковылями, поющего ветром, что носится и мечется и уманивает сердце далеко за степь, пересветно сияющего серебряными разливами полноводных рек, втекающих в синее море, - из всех несосчитанных самоцветов этой неисчерпаемой сокровищницы, языка живого, сотворенного и, однако же, без устали творящего, больше всего я люблю слово - воля. Так было в детстве, так и теперь. Это слово - самое дорогое и всеобъемлющее. Уже один его внешний вид пленителен. Веющее в, долгое, как зов далекого хора, о, ласкающее л, в мягкости твердое утверждающее я. А смысл этого слова - двойной, как сокровища в старинном ларце, в котором два дна. Воля есть воля-хотение, и воля есть воля-свобода. В таком ларце легко устраняется разделяющая преграда двойного дна, и сокровища соединяются, взаимно обогащаясь переливаниями цветов. Один смысл слова воля, в самом простом, изначальном словоупотреблении, светит другому смыслу, в меру отягощает содержательностью и значительностью его живую существенность. <...> Говоря - воля, русская речь вполне отдает себе отчет, что и воля-свобода и воля-хотение два талисмана, беспредельно желанные, но неизбежно нуждающиеся в точно определенных пределах, - будь то строгий устав правильно обоснованной жизни или же великий искус и подвиг личного внутреннего самоограничения. И русская няня ласково скажет детям: "Ишь расшалились. Вольница. Спать пора". А русский народ, кроме того, звал...
    5. Педро Кальдерон. Жизнь есть сон. Хорнада третья
    Входимость: 11. Размер: 45кб.
    Часть текста: Одни лишь пауки да крысы: Могу вам доложить, птенцы! Такие сны я видел ночью, Что в голове землетрясенье: Рожки, и фокусы, и трубы, Толпа, процессии, кресты, Самобичующихся лики; Одни восходят вверх, другие Нисходят; падают, увидев, Что на иных сочится кровь; Я, если говорить по правде, От одного без чувств упал бы, От голода: я существую В такой таинственной тюрьме, Что днем философа читаю, Который назван Безобедом, А ночью говорю с подругой, Что называется Неешь. Коль назовут святым Молчанье, В календаре его означив, - Я Сан-Секрето выбираю {1} В свои святые навсегда: Я в честь его пощусь изрядно. И поделом: я был слугою, И был безмолвен, о, кощунство! (Бьют барабаны и звучат рожки, слышны голоса за сценой.) СЦЕНА 2-я Солдаты. - Кларин. Первый солдат (за сценой) Вот в этой башне он сидит, Ломайте дверь и все входите. Кларин Никак они за мной явились. Он здесь, сказали. Что им нужно? Первый солдат (за сценой) Входите. (Выходят толпой солдаты.) Второй солдат Здесь он. Кларин Нет, не здесь. Все солдаты Сеньор... Кларин (в сторону) Они как будто пьяны. Первый солдат Ты наш законный повелитель, Тебя мы одного желаем, Чужого Принца не хотим. Облобызать твои дай ноги. Солдаты Да здравствует наш Принц великий. Кларин (в сторону) Однако это не на шутку. Такой обычай, может, здесь, Что ежедневно выбирают Кого-нибудь и, сделав Принцем, Потом его ввергают в башню. Я вижу это каждый день. Так вступим в роль {2}. Солдаты Твои дай ноги. Кларин Дать ноги? Это невозможно. Ответить должен я отказом, Они нужны мне самому. Безногим Принцем быть неладно. Второй солдат Мы твоему отцу сказали, Что из Московии нам Принца Не надо: мы хотим тебя. Кларин С моим отцом вы были дерзки? Хорошие же вы ребята! Первый солдат ...

    © 2000- NIV