• Приглашаем посетить наш сайт
    Чернышевский (chernyshevskiy.lit-info.ru)
  • Педро Кальдерон. Стойкий принц.
    Хорнада вторая

    Хорнада: 1 2 3
    Примечания
    
    
    Горный склон близ садов Царя Фесского.
    
                  СЦЕНА 1-я
           Феникс, и тотчас Мулей.
    
                    Феникс
    
         Эстрелья! Роза! Сара! Что же,
         Никто меня не слышит?
    
                    Мулей
    
         Я.
    
         Ты для меня горишь как солнце,
         Я пред тобой как тень твоя.
         Услышав голос твой певучий,
         Ускорил я свои шаги.
         Чего ты хочешь?
    
                    Феникс
    
                          Здесь останься
         И мне советом помоги.
         Как рассказать, сама не знаю.
         Под тенью нежною ветвей,
         Неблагодарный, льстивый, вольный,
         И сладостный, бежал ручей,
         В волне серебряно-хрустальной
         Качая свет дневных лучей;
         Неблагодарный, потому что
         Не хочет ждать, стремясь вперед;
         И льстивый, потому что шепчет,
         Но, сам не чувствуя, течет;
         И вольный, потому что звонко
         Журчанье сладостное льет.
         Я по горе гналась за зверем,
         К ручью случайно подошла;
         И ощутив, как между веток
         Прохладно дышит полумгла,
         Остановилась в этой чаще
         И на мгновенье прилегла.
         На этом склоне многоцветном
         Гирляндами дышал жасмин,
         Там были алые гвоздики,
         Весенняя краса долин,
         В расцвет растений изумрудных
         Вплетался радостный кармин.
         Но только душу предала я
         Журчанью нежному, как пух,
         Как вдруг я слышу шелест листьев,
         Гляжу, насторожила слух,
         Старуха, вижу, африканка,
         Не человек, а точно дух.
         Живой скелет того, что было
         Лишь тенью бледной и пустой,
         Чело наморщено, угрюмо,
         Весь вид обманчивый и злой,
         Как бы древесный ствол иссохший
         И с неободранной корой.
         И трепещи, - с печалью темной,
         Как бы в предвиденьи невзгод,
         Она протягивает руку,
         И за руку меня берет,
         И тут уж я - как ствол недвижный,
         И у меня по жилам - лед.
         И в сердце ужас пробуждая,
         И сохраняя страшный вид,
         Ко мне свой голос обратила,
         И яд смертельный в нем горит,
         Так быстро-быстро зашептала,
         И так невнятно говорит:
         "Беда, несчастная, проклятье,
         Неустрашимая беда!
         Твоя краса ужели будет
         Ценою трупа навсегда?"
         Она сказала, и от скорби
         Я не избавлюсь никогда.
         Я не живу: а умираю.
         От привиденья - беглеца
         Я услыхала предвещанье,
         И жду зловещего конца.
         О, горе, горе мне! Я буду
         Ценой презренной мертвеца!
                  (Уходит.)
    
    
                  СЦЕНА 2-я
    
                    Мулей
    
         Легко понять химеру эту,
         Легко распутать этот сон.
         В них образ той жестокой пытки,
         К которой дух мой присужден.
         Супругой будешь Таруданте,
         Ему ты руку дашь свою;
         Но лишь об этом я помыслю,
         Как слышу в сердце смерть мою.
         Но я избегну этой пытки;
         С тобой не будет он счастлив,
         Твоей любовью не упьется,
         Меня сначала не убив.
         Тебя утратить, это можно,
         Но жить, утратив, - свыше сил.
         Раз нужно, значит, чтоб меня он,
         Пред тем как взять тебя, убил,
         Так жизнь моя ценою будет,
         Которой купит он тебя.
         И так как я умру, ревнуя,
         И негодуя, и любя,
         Свершится это предсказанье,
         И ты поймешь его, когда,
         Меня утратив, будешь вправду
         Ценою трупа навсегда.
    
    
                  СЦЕНА 3-я
     Дон Фернандо, три пленника. - Мулей.
    
                Первый пленник
    
         Ты на охоту шел, Фернандо,
         Тебя увидеть - радость нам,
         И мы, в саду работу бросив,
         Пришли припасть к твоим ногам.
    
                Второй пленник
    
         Решением всевышним рока
         Нет радости у нас иной.
    
                Третий пленник
    
         И в этом милосердье неба.
    
                 Дон Фернандо
    
         Друзья, обнимемтесь со мной.
         И видит бог, когда бы мог я
         Разрушить тяжкий гнет цепей,
         Я вашей бы хотел свободы
         Скорей и раньше, чем моей.
         Но думайте, что это было
         Благословением небес, -
         Что мы здесь вместе муку терпим;
         Просвет надежды не исчез
         Для тех, кто мудростью умеет
         Все злоключенья побеждать;
         Перетерпите гневность рока,
         И будем перемены ждать:
         Судьба, жестокая богиня,
         Вчера цветок, сегодня труп,
         Меняясь, наш удел изменит
         Усмешкою капризных губ.
         О, Господи! Я понимаю,
         Что дать несчастному совет
         И оказать лишь словом помощь,
         В том мудрости особой нет.
         Но если этот раз лишь в слове
         Вся помощь слабая моя,
         Тут нет вины моей, простите,
         Мне дать вам нечего, друзья.
         Я думаю, что нам подмога
         Из Португалии спешит,
         И то, что прислано мне будет,
         Все вам, друзья, принадлежит.
         А если выкуплен из плена
         Я буду, слово вам даю,
         Вы все отправитесь со мною.
         Работу выполнять свою
         Теперь идите, чтоб хозяев
         Своих не раздражать ничем.
    
                Первый пленник
    
         Властитель, жизнь твоя - отрада
         И утешение нам всем.
    
                Второй пленник
    
         Живи, наш повелитель, дольше,
         Чем Феникс, что живет века.
              (Пленники уходят.)
    
    
                  СЦЕНА 4-я
             Дон Фернандо, Мулей.
    
                 Дон Фернандо
    
         Скорблю, ни с чем вас отпуская,
         И велика моя тоска.
         Кто им поможет!
    
                    Мулей
    
                         Здесь смотрю я,
         С какой любовью ты сумел
         Смягчить невольникам их участь.
    
                 Дон Фернандо
    
         Меня печалит их удел.
         Глядя, как мрачная превратность
         На них свою бросает тень,
         Я научаюсь быть несчастным;
         И может быть настанет день,
         Когда мне будет это нужно.
    
                    Мулей
    
         Ты Принц, и думаешь о том?
    
                 Дон Фернандо
    
         Родясь Инфантом, волей рока,
         Я ныне сделался рабом:
         И я отсюда заключаю,
         Что если этим стать я мог,
         Быть может худшее готовит
         Мне в будущем неверный рок:
         Между Инфантом и плененным
         Длиннее путь судьбой пройден,
         Чем между тем, кто просто пленник
         И тем, кто более пленен.
         Взывает день ко дню другому,
         И вновь зовет его другой,
         Соединяя в звенья цепи,
         Со скорбью скорбь, тоску с тоской.
    
                    Мулей
    
         Моя печаль еще сильнее.
         Ты ныне пленник, - день пройдет,
         На родину вернувшись Принцем,
         Ты будешь счастлив в свой черед:
         Мое бесплодно ожиданье,
         Судьба изменчивей луны,
         Но перемены, улучшенья
         Моей судьбе не суждены.
    
                 Дон Фернандо
    
         С тех пор, как я придворный в Фесе,
         Ты не сказал мне ничего
         О том, как любишь.
    
                    Мулей
    
                             Есть причина
         Для умолчанья моего:
         Хранить в глубокой тайне имя
         Возлюбленной поклялся я.
         Но я послушен долгу дружбы,
         И от тебя не утая
         То, что тебе сейчас скажу я,
         Равно и клятву соблюду.
         Единственной и несравненной
         Считаю я мою беду;
         Так, несравненной, потому что
         Вне всех сравнений рождены
         Моя любовь и светлый Феникс.
         Мечты мои одним полны:
         Мое мечтание есть Феникс,
         Когда гляжу, когда молчу;
         Мое страдание есть Феникс,
         Когда скорблю, люблю, хочу;
         Мое отчаяние - Феникс,
         Когда я плачу, как в бреду;
         И луч моей надежды - Феникс,
         Когда со страхом счастья жду;
         Моя любовь и мука - Феникс,
         И если Феникс я сказал,
         Как верный друг и как влюбленный,
         Признался я и умолчал.
                  (Уходит.)
    
                 Дон Фернандо
    
         Как он разумно изъяснился,
         Учтив он так же, как влюблен.
         Когда его страданье - Феникс,
         Он большей скорбью огорчен.
         Моя печаль - страданье многих,
         Обыкновенная беда.
    
    
                  СЦЕНА 5-я
            Царь. - Дон Фернандо.
    
                     Царь
    
         Тебя искал я, Принц светлейший,
         И потому пришел сюда.
         Пока меж перлов и кораллов
         Не скрылось солнце за горой,
         Мне хочется, чтоб ты развлекся
         Моей охотничьей игрой:
         Уже устроена облава
         На тигра.
    
                 Дон Фернандо
    
                   Государь, ценя,
         Что ты находишь развлеченья
         Ежеминутно для меня,
         Скажу, что если развлекаешь
         Ты так невольников своих,
         Утрата родины не будет
         Непоправимою для них.
    
                     Царь
    
         Раз пленник полон тех достоинств,
         Что ты в душе своей вместил,
         Вполне законно и разумно
         Ему служить по мере сил.
    
    
                  СЦЕНА 6-я
              Дон Хуан. - Те же.
    
                   Дон Хуан
    
         Иди, великий Царь, на берег
         Морской, и ты с него увидишь
         Наикрасивейшего зверя,
         Сумевшего соединить
         Искусство гордое с природой:
         Там христианская галера,
         Нарядная, приходит в гавань,
         Хотя вся в трауре она.
         И сомневаешься, как может
         Веселой быть ее угрюмость,
         И португальские знамена
         Блистают на ее снастях;
         Я думаю, что раз в неволе
         Принц Португальский, эти знаки
         Есть указанье, что жалеет
         Она о горести его,
         И потому, покрывшись черным,
         Тоскуя о его плененьи,
         Идет вернуть ему свободу.
    
                 Дон Фернандо
    
         О, добрый друг мой, Дон Хуан,
         Не так ты объясняешь траур;
         Когда б она несла свободу,
         Она оделась бы, ликуя,
         В одни веселые цвета.
    
    
                  СЦЕНА 7-я
         Дон Энрике, одетый в траур,
        со свернутым листом. - Те же.
    
             Дон Энрике (к Царю)
    
         Позволь, великий Царь, с тобою
         Обняться.
    
                     Царь
    
                   Доброе прибытье,
         Светлейший Принц.
    
                 Дон Фернандо
    
         Так значит верно,
         Что осужден я, Дон Хуан!
    
                     Царь
    
         Мулей, так значит совершилось
         Мое заветное желанье!
    
                  Дон Энрике
    
         Теперь, когда благополучным
         Тебя я вижу, мне позволь,
         О, государь, обняться с братом.
         Фернандо!
              (Они обнимаются.)
    
                 Дон Фернандо
    
                   Милый мой Энрике!
         Что означает этот траур?
         Но, впрочем, нет, не говори:
         Твои глаза сказали столько,
         Что бесполезным было б слово.
         Не плачь. Коль ты пришел сказать мне,
         Что я невольник навсегда,
         В том высшее мое желанье:
         Ты мог бы требовать награды
         За вести добрые, и вместо
         Того, чтоб траур надевать,
         Одеться пышно, как на праздник,
         И ликовать. Как поживает
         Король, мой добрый повелитель?
         Скажи лишь мне, что он здоров, -
         Я счастлив. Ты не отвечаешь?
    
                  Дон Энрике
    
         Коль повторенные страданья
         Нам доставляют боль двойную,
         Пусть сразу их узнаешь ты.
                  (К Царю.)
         И ты, великий Царь, внимай мне:
         Хоть этот горный склон нам будет
         Дворцом пустынным, здесь, прошу я,
         Аудиенцию мне дай,
         И пленнику отдай свободу,
         Услышавши такие вести.
         Вся разгромленная армада,
         Что в тщетной гордости своей
         Была для волн тяжелой ношей,
         Инфанта в Африке оставив
         Заложником переговоров,
         Пошла печально в Лиссабон.
         И как услышал Эдуарте
         Трагические эти вести,
         Печаль к нему внедрилась в сердце,
         И то, что было лишь тоской,
         Преобразилось в летаргию,
         И, опровергнув говорящих,
         Что от тоски не умирают,
         Скончался добрый наш Король.
         Да будет он допущен в небо!
    
                 Дон Фернандо
    
         О, горе мне! Так много стоил
         Ему мой плен?
    
                     Царь
    
                       Аллаху зримо,
         Как тягостна мне эта весть.
         Но продолжай.
    
                  Дон Энрике
    
                       Король покойный
         Распорядился в завещаньи,
         Чтобы за выдачу Инфанта
         Вам Сеута была сдана.
         И с полномочьем от Альфонсо,
         Который нам, взамену солнца,
         Явился пышною денницей,
         Я прихожу, чтоб город сдать:
         И так как...
    
                 Дон Фернандо
    
                       Замолчи, довольно,
         Ни слова более, Энрике:
         Слова такие недостойны,
         Их неприлично говорить
         Ни Португальскому Инфанту,
         Ни христианскому Маэстре,
         Ни даже подлому и злому,
         Кто в мире как дикарь живет,
         Не ведая христовой веры,
         Сияющей лучом бессмертным.
         Мой брат, что сопричислен к небу,
         Пред смертью это завещал
         Не для того, чтоб исполнялось
         Дословно это повеленье,
         А для того, чтоб показать вам,
         Что хочет воли он моей,
         Чтоб, значит, вы мою свободу
         Другими средствами искали,
         Другим, жестоким или мирным,
         Неукоснительным путем.
         Сказавши: "Сеуту отдайте", -
         Он завещал вам: "Предпримите
         Что только можно, и усилья
         Пусть и до этого дойдут".
         Но как же можно, как же можно,
         Чтоб христианский, справедливый
         Король отдать решился мавру
         Тот город, что им куплен был
         Своею кровью, потому что
         Лишь со щитом и шпагой, первый,
         Он утвердил свои знамена
         На боевых его зубцах?
         И главное еще не в этом:
         Сдать мавру город, заслуживший,
         Чтоб католическая вера
         В нем торжествующей была,
         И в храмах умолявший Бога,
         С благоговеньем и любовью?
         Да разве это было б делом,
         Достойным честных христиан,
         И соблюденьем правил веры,
         И христианским милосердьем,
         И бранной славой португальской,
         Чтобы Атланты вышних сфер,
         Чтобы возвышенные храмы,
         На место светов золотистых,
         В которых луч играет солнца,
         Прияли мусульманский мрак,
         И чтоб враждебные им луны,
         Родив подобные затменья,
         В церквах осуществляли ужас
         Таких трагедий роковых?
         Так значит это будет благом,
         Чтоб храмы превратились в хлевы,
         Часовни сделались конюшней,
         Иначе, ежели не так,
         Чтоб обратилися в мечети?
         И тут язык мой умолкает,
         Тут пресекается дыханье,
         Тут мукою я удушен:
         Лишь при одной подобной мысли
         Готово сердце разорваться
         И волосы восстали дыбом,
         И телом овладела дрожь.
         То было бы не первым разом,
         Что хлев и ясли оказались
         Гостеприимными для Бога;
         Но раз мечети, в них для нас
         Навеки будет знак позорный,
         И надпись нашего бесславья,
         Гласящая: "Здесь Бог когда-то
         Имел жилище, а теперь
         Его прогнали христиане,
         И помещен здесь ими Дьявол".
         И даже это позабыто,
         (Как общий приговор гласит)
         Что в дом чужой никто не входит,
         Чтобы, хозяина обидеть, -
         Так разве будет справедливо,
         Чтоб в Божий Дом вошел порок,
         И нами был сопровождаем,
         И мы, чтоб он вошел вернее,
         Ему посторожили двери,
         А Бога выкинули вон?
         Католики, что пребывают
         С своими семьями, с богатством,
         В том городе, быть может станут,
         Чтоб только их не потерять,
         Трусливо отпадать от веры.
         И мы доставим им возможность
         Впадать в соблазн греха такого?
         И будут дети христиан
         Перенимать у мавров нравы,
         И подчиняться их обрядам,
         И жить сочленами их секты?
         И столько жизней дорогих
         Из-за одной, совсем ничтожной,
         Должны погибнуть безвозвратно?
         Но кто же я? Ужели больше,
         Чем просто смертный человек?
         Коль быть Инфантом - умножает
         Мое значение, я - пленный:
         Невольник притязать не может
         На пышность почестей; я - раб:
         И значит, тот впадет в ошибку,
         Кто назовет меня Инфантом.
         Так кто ж распорядиться может,
         Чтоб жизнь единого раба
         Такой ценою окупилась?
         Кто умирает, тот теряет
         Свою физическую цельность {1},
         Ее я в битве потерял:
         Раз потерял, так значит умер:
         Раз умер, было бы деяньем
         С разумной мыслью несовместным,
         Чтоб ныне ради мертвеца
         Навек погибло столько жизней.
         Так пусть же это полномочье
         Разорвано на части будет,
         И станет искрами огня,
         И станет атомами солнца.
    (Разрывает полномочие, которое привез Энрике.)
         Но нет, я съем обрывки эти,
         Да не останется ни буквы,
         Способной миру возвестить,
         Что мысль подобная возникла
         В умах у знати лузитанской {2}.
         Царь, я твой раб, распоряжайся
         Своим слугой, повелевай;
         Я не хочу своей свободы,
         Ей обладать не в состояньи.
         Вернись на родину, Энрике:
         Скажи, что в Африке меня
         Оставил ты похороненным,
         Затем что жизнь моя отныне
         Во всем подобна будет смерти.
         Фернандо, христиане, мертв;
         Остался вам невольник, мавры;
         Для ваших, пленники, страданий
         Прибавился товарищ ныне;
         О, небо, смертный человек
         Твои восстановляет церкви;
         О, море, скорбный умножает
         Рыданием твои пучины;
         О, горы, темный к вам пришел,
         Чтоб жить средь вас, как ваши звери;
         О, ветры, нищий удвояет
         Дрожаньем крика ваши Сферы;
         Во мгле глубин твоих, земля,
         Себе мертвец могилу роет;
         Чтоб все вы, Царь, и брат, и мавры,
         И христиане, и созвездья,
         И небо с морем и с землей,
         И солнце, и луна, и горы,
         И звери дикие узнали,
         Что ныне, между злоключений
         И бедствий, некий стойкий принц
         Возвысил свет христовой веры
         И оказал почтенье Богу:
         И если б не было другого
         Мне основания, как то,
         Что в Сеуте одна есть церковь
         Во имя вечного Зачатья
         Владычицы земли и неба,
         Я б сотни жизней потерял,
         Чтоб лишь она не потерялась.
    
                     Царь
    
         Неблагодарный, безучастный
         К моей победоносной славе,
         К величью царства моего,
         Как ты дерзаешь отказать мне
         В моем желанье самом сильном?
         Но если ты в моих владеньях
         Сильнее правишь, чем в своих,
         Что ж тут мудреного, что рабства
         Ты не почувствовал? Но если
         Себя моим рабом признал ты,
         С тобой я буду как с рабом:
         Твой брат и все твои пусть видят,
         Что как невольник самый подлый
         Теперь ты ноги мне целуешь.
    
                  Дон Энрике
    
         Какая боль!
    
                    Myлей
    
                      Какая скорбь!
    
                  Дон Энрике
    
         Какой удар!
    
                   Дон Хуан
    
                      Какая пытка!
    
                     Царь
    
         Ты мой невольник.
    
                 Дон Фернандо
    
                            Это правда,
         И в этом месть твоя ничтожна;
         Из лона темного земли
         Для однодневного скитанья
         Исходит человек, рождаясь,
         Чтоб разные пути изведать
         И снова возвратиться к ней.
         Благодарить тебя я должен,
         Не обвинять, ты научаешь,
         Как достоверного жилища
         Скорей могу достигнуть я.
    
                     Царь
    
         Раз ты невольник, ты не можешь
         Иметь ни прав, ни притязаний,
         И если Сеутой владеешь
         И признаешь, что ты мой раб,
         И признаешь меня владыкой,
         Зачем же не сдаешь мне город?
    
                 Дон Фернандо
    
         Затем, что он не мой, а Божий.
    
                     Царь
    
         Повиновения закон
         Тебе не говорит ли ясно,
         Что должен ты повиноваться?
         Так я тебе повелеваю
         Сдать город.
    
                 Дон Фернандо
    
                      Небо нам велит,
         Чтоб раб всегда повиновался
         Хозяину лишь в справедливом;
         А ежели рабу хозяин
         Прикажет, чтобы он грешил,
         Его он слушаться не должен;
         Грех, сделанный по приказанью,
         Есть грех.
    
                     Царь
    
                    Тебя велю убить я.
    
                 Дон Фернандо
    
         И будет жизнью эта смерть.
    
                     Царь
    
         Так чтобы жизнью смерть не стала,
         Живи, всечасно умирая;
         Узнай, что я могу быть гневен.
    
                 Дон Фернандо
    
         А я пребуду терпелив.
    
                     Царь
    
         Но ты не выйдешь на свободу.
    
                 Дон Фернандо
    
         Но Сеута твоей не будет.
    
                     Царь
    
         Эй, кто там!
    
    
                  СЦЕНА 8-я
            Селин, Мавры. - Те же.
    
                    Селин
    
                      Государь...
    
                     Царь
    
                                  Немедля
         Пусть будет этот раб сравнен
         Со всеми: пусть ему на шею
         И на ноги наденут цепи;
         Пусть служит он в моих конюшнях,
         Пускай работает в садах,
         Как все, пусть терпит униженья,
         Отбросив шелковый наряд свой,
         Пускай он ходит в грубой сарже,
         Ест черный хлеб и воду пьет
         Солено-грязную; пусть спит он
         В удушливых сырых темницах;
         На слуг его и на вассалов
         Наложен тот же приговор.
         Взять их отсюда.
    
                  Дон Энрике
    
                         О, мученье!
    
                    Myлей
    
         О горе!
    
                   Дон Хуан
    
                 О, беда!
    
                     Царь
    
                          Увидим,
         Увидим, варвар, что сильнее,
         Твое ль терпенье, мой ли гнев.
    
                 Дон Фернандо
    
         Увидишь; потому что будет
         Мое терпенье бесконечным.
                (Его уводят.)
    
                     Царь
    
         Энрике, верный обещанью,
         Я позволяю, чтобы ты
         Вернулся в Лиссабон свободно;
         От африканских вод отправься
         К своим сородичам, скажи им,
         Что португальский их Инфант,
         Маэстро Ависа, остался
         За лошадьми ходить моими;
         Пускай они сюда приходят
         Освободить его.
    
                  Дон Энрике
    
                        Придут.
         И если я в его несчастьи
         Его теперь не утешаю
         И ухожу, так это только
         Лишь потому, что я хочу
         Сюда вернуться с большей силой,
         Чтобы вернуть ему свободу.
    
                     Царь
    
         Прекрасно, если только сможешь.
    
              Myлей (в сторону)
    
         Явился случай, наконец,
         За прямодушье - прямодушьем
         Платя, представить верность дружбе;
         Фернандо я обязан жизнью,
         Ему я выплачу свой долг.
    
    
                  СЦЕНА 9-я
                     Сад.
    
    Селин; Дон. Фернандо, как пленник, в цепях;
               потом пленники.
    
                    Селин
    
         Царь приказал, чтоб ты работал
         С другими вместе, здесь в саду.
         Его веленью повинуйся.
                  (Уходит.)
    
                 Дон Фернандо
    
         Я снисхождения не жду.
    (Входят несколько пленников, и в то время
    как они роют в саду, один из них поет.)
    
            Первый пленник (поет)
    
         На фесского тирана
         Король направил брата,
         Инфанта, Дон Фернандо,
         Чтоб покорить Танхер.
    
                 Дон Фернандо
    
         И будет так вставать воспоминаньем
         Моя судьба в томительных мечтах.
         Во мне печаль и горькое смущенье.
    
                Второй пленник
    
         О чем ты, пленник, думаешь в слезах?
         Не плачь, утешься, нам сказал маэстре,
         Что скоро все вернемся мы домой,
         Он всех освободит нас из неволи.
    
           Дон Фернандо (в сторону)
    
         Как скоро вы расстанетесь с мечтой!
    
                Второй пленник
    
         Утешься, брат, возьми-ка эти ведра
         И принеси воды мне из пруда
         Полить цветы.
    
                 Дон Фернандо
    
                        Охотно и немедля,
         Я в этом вам готов служить всегда.
         Моя забота, в сердце скорби сея,
         Прольет потоки быстрых слез из глаз.
                  (Уходит.)
    
                Третий пленник
    
         Еще пригнали пленников работать.
    
    
                  СЦЕНА 10-я
     Дон Хуан и второй пленник. - Те же.
    
                   Дон Хуан
    
         Быть может, здесь его на этот раз
         Увидим мы: в саду, быть может, был он,
         И узники укажут мне его.
         С ним вместе быть - явилось бы отрадой
         Для горького мученья моего.
         Скажи, приятель, мне, и да поможет
         Тебе Господь! ты не видал в саду
         Среди рабов маэстре Дон Фернандо?
    
                Второй пленник
    
         Нет, не видал.
    
                   Дон Хуан
    
                        Где ж я его найду?
         О, горе мне!
    
                Третий пленник
    
                      Я говорю, что новых
         Еще пригнали пленников сюда.
    
    
                  СЦЕНА 11-я
    Дон Фернандо, с двумя ведрами воды. -
                    Те же.
    
                 Дон Фернандо
    
         О, смертные, да не смутит вас видеть,
         Какая мне ниспослана беда;
         Инфант, маэстре Ависа, являет
         Пример того, как переменчив рок.
    
                   Дон Хуан
    
         Властитель и в таком убогом виде.
         О, если бы тебя спасти я мог!
         Несчастие!
    
                 Дон Фернандо
    
                    Прости тебя Всевышний!
         О, Дон Хуан, ты огорчил меня:
         Среди своих мне жить хотелось скрытно,
         Работая как раб день изо дня.
    
                Второй пленник
    
         Прощения, сеньор, прошу смиренно.
         С тобою говорил я как слепой.
    
                Первый пленник
    
         Дай нам припасть к твоим ногам, властитель.
    
                 Дон Фернандо
    
         Встань, друг. Зачем так говорить со мной?
    
                   Дон Хуан
    
         Светлейший Принц...
    
                 Дон Фернандо
    
                             Как может быть светлейшим -
         Чья жизнь такою тьмой окружена?
         Я равный, с вами, пленник между пленных,
         Мне та же доля, что и вам, дана.
    
                   Дон Хуан
    
         О, если б с неба молния упала,
         Чтоб дать мне смерть!
    
                 Дон Фернандо
    
         Как можно, Дон Хуан,
         Чтоб благородный так в печаль вдавался?
         Обетованья неба не обман.
         Как раз теперь должны явить мы храбрость,
         Все мужество душевной высоты.
    
    
                  СЦЕНА 12-я
     Сара, с небольшой корзиной. - Те же.
    
                     Сара
    
         Выходит в сад моя сеньора, Феникс,
         И говорит, чтоб краски и цветы
         Украсили края корзины этой.
    
                 Дон Фернандо
    
         Всегда служить ей первый я готов,
         Дай мне корзину, я ее украшу.
    
                Первый пленник
    
         Пойдемте и нарвем скорей цветов.
    
                     Сара
    
         Я здесь вас подожду пока.
    
                 Дон Фернандо
    
                                   Не нужно
         Считать меня особым между вас:
         Равны страданья, и не нынче, завтра
         Сравняет всех последний смертный час.
         Не будем же откладывать до завтра
         То, что сегодня можно довести
         До ясного конца.
    (Уходит Инфант, и все уступают ему дорогу.
               Сара остается.)
    
    
                  СЦЕНА 13-я
             Феникс, Роза, Сара.
    
                    Феникс
    
                           Ты, Сара,
         Цветов велела принести?
    
                     Сара
    
         Велела.
    
                    Феникс
    
                 Мне хотелось красок,
         Чтоб развлеклась моя тоска.
    
                     Роза
    
         Поверить просто невозможно,
         Что так, сеньора, велика
         Твоя печаль, - что дух твой может
         Быть сновидением смущен.
    
                     Сара
    
         Что так могло тебя встревожить?
    
                    Феникс
    
         То, что я видела, не сон,
         Раз мне привиделось несчастье.
         Когда несчастный видит клад,
         Я знаю, Сара, он исчезнет
         И не воротится назад;
         Но если он во сне увидел,
         Что на него идет беда,
         Он, пробудившись, видит горе,
         Его томящее всегда.
         Я от судьбы не жду пощады,
         Она гнетет нас без конца.
    
                     Сара
    
         Ну, если так скорбеть ты будешь,
         Что ж сохранишь для мертвеца?
    
                    Феникс
    
         Уж чувствую свое несчастье.
         Какая пытка мне дана!
         Как веселиться мне, когда я
         Ценою трупа быть должна?
         Хотя бы только знать могла я,
         Кто будет этот мертвый?
    
    
                  СЦЕНА 14-я
      Дон Фернандо, с цветами. - Феникс,
                 Сара, Роза.
    
                 Дон Фернандо
    
         Я.
    
                    Феникс
    
         Что вижу? Небо!
    
                 Дон Фернандо
    
                         Чем смутиться
         Так вдруг могла душа твоя?
    
                    Феникс
    
         И голосом твоим, и видом.
    
                 Дон Фернандо
    
         Поверю и без всяких слов.
         Но чтоб служить тебе, о, Феникс,
         Я приношу тебе цветов.
         Моей судьбы гиероглифы,
         Они родилися с зарей,
         И вместе с светлым днем скончались.
    
                    Феникс
    
         Вот этот нежно золотой
         Цветок названье носит чуда.
    
                 Дон Фернандо
    
         Какой цветок не будет им,
         Раз для тебя он мною сорван?
    
                    Феникс
    
         Он служит образом твоим.
         Кто ж создал эту перемену?
    
                 Дон Фернандо
    
         Мой рок.
    
                    Феникс
    
                   Так непреклонен он?
    
                 Дон Фернандо
    
         Так силен.
    
                    Феникс
    
                    Твой удел мне страшен.
    
                 Дон Фернандо
    
         Пусть не тревожит он твой сон.
    
                    Феникс
    
         Но почему?
    
                 Дон Фернандо
    
                     А потому что,
         Рождаясь, человек всегда
         Есть раб судьбы своей и смерти.
    
                    Феникс
    
         Скажи, ведь ты Фернандо?
    
                 Дон Фернандо
    
                                  Да.
    
                    Феникс
    
         Кто ж так судьбу твою принизил?
    
                 Дон Фернандо
    
         Закон раба.
    
                    Феникс
    
         Кем создан он?
    
                 Дон Фернандо
    
         Царем.
    
                    Феникс
    
                 Зачем?
    
                 Дон Фернандо
    
                        Затем что, Феникс,
         Его я власти подчинен.
    
                    Феникс
    
         Сегодня он тебя не любит?
    
                 Дон Фернандо
    
         Ко мне исполнен он вражды.
    
                    Феникс
    
         Возможно ли, чтоб в день короткий
         Могли расстаться две звезды?
    
                 Дон Фернандо
    
         С веселостью, и пышной, и беспечной,
         Цветы проснулись утренней зарей.
         Настала ночь, и вот, с холодной мглой,
         Их сон объял, непробудимо вечный.
         В них с золотом и с белизною млечной
         Играла злость радужной игрой.
         И тускло все. Вот лик судьбы людской.
         Так много день уносит быстротечный.
         С рассветом ранним розы расцвели
         И умерли: в одной и той же чаше
         И колыбель и гроб себе нашли.
         Так точно мы, рожденные в пыли,
         В единый день свершаем судьбы наши:
         Столетья - час, когда они прошли.
    
                    Феникс
    
         Ты мне внушаешь страшный ужас,
         Мне страшен вид и голос твой;
         Будь первым горестным, с которым
         Не хочет вместе быть другой.
    
                 Дон Фернандо
    
         А что ж цветы?
    
                    Феникс
    
                        Раз ты нашел в них
         Узорный знак твоей тоски,
         Могу я только оборвать их
         И разбросать их лепестки.
    
                 Дон Фернандо
    
         Но в чем же их вина?
    
                    Феникс
    
                              В их сходстве
         С созвездьями.
    
                 Дон Фернандо
    
                        Скажи, а ты
         Не любишь их?
    
                    Феникс
    
                       Мне нет отрады
         В сияньи звездной красоты.
    
                 Дон Фернандо
    
         Но почему?
    
                    Феникс
    
                    Родившись в мире
         Как женщина, я навсегда
         Раба своей судьбы и смерти,
         Так мне велит моя звезда.
    
                 Дон Фернандо
    
         Цветы и звезды значит сродны?
    
                    Феникс
    
         Конечно.
    
                 Дон Фернандо
    
                  Волей их - скорбя,
         Такого свойства их не знал я.
    
                    Феникс
    
         Узнай.
    
                 Дон Фернандо
    
                 Я слушаю тебя.
    
                    Феникс
    
         Те брызги света, сеть их огневая
         Есть смесь лучей и скрытых темных снов,
         Приняв от солнца светлый свой покров,
         Они живут, блистая и страдая.
         Цветы ночные. Их краса живая
         Горит огнем лишь несколько часов;
         И если день - столетье для цветов,
         То ночь для звезд - их мера вековая.
         И к нам от этой призрачной весны
         Струится боль, и радостные сны, -
         Живет ли солнце, или догорает.
         Какой же не дождемся мы беды,
         Что прочного получим от звезды,
         Что на ночь вспыхнув - за ночь умирает.
        (Феникс, Сара и Роза уходят.)
    
    
                  СЦЕНА 15-я
            Мулей. - Дон Фернандо.
    
                    Мулей
    
         Я ждал, чтоб Феникс удалилась,
         И здесь стоял среди деревьев:
         Орел, всегда влюбленный в солнце,
         Порой стремится от него.
         Мы здесь одни?
    
                 Дон Фернандо
    
                        Одни.
    
                    Мулей
    
                              Послушай.
    
                 Дон Фернандо
    
         Скажи, Мулей, свое желанье.
    
                    Мулей
    
         Хочу, чтоб ты узнал сегодня,
         Что и у мавра есть в груди
         И преданность и верность дружбе.
         Не знаю, как начать; не знаю,
         Как выразить тебе сумею
         Все огорчение мое
         При виде этой перемены
         К тебе презрительного рока,
         При виде этой притчи миру
         И злой неверности судьбы.
         Но я опасности подвержен,
         Когда меня с тобой увидят,
         С тобой сурово обращаться
         Есть повеление Царя.
         И голос предоставив скорби,
         Которая сумеет лучше,
         Как раб, с тобою изъясниться,
         Я падаю к твоим ногам.
         Инфант, тебе принадлежу я,
         И я не милость предлагаю,
         А только возвращаю долг свой,
         Который ты мне дал взаймы.
         Ты дал мне жизнь, ее тебе я
         Пришел отдать теперь; затем что
         Добро есть клад, что бережется
         До дня, когда придет нужда.
         И так как страх меня смущает
         И сжал мне ноги кандалами,
         И так как грудь моя и шея
         Между веревкой и ножом,
         Беседу нашу сокращая,
         Все выскажу тебе я сразу,
         И говорю, что нынче ночью
         Тебя у взморья ждет судно.
         Через отверстья подземелий,
         Где ваши мрачные темницы,
         Я вам заброшу инструменты,
         Чтоб цепи вы могли сломать.
         Снаружи отомкну засовы,
         И ты со всеми, сколько в Фесе
         Есть пленных, можешь удалиться
         На том судне в родимый край,
         Вполне уверенный, что в Фесе
         Я в безопасности остался, -
         Легко мне будет так устроить,
         Как будто заговор был ваш;
         Итак с тобой спасем мы оба:
         Я честь, ты жизнь; а если б даже,
         О помощи моей узнавши,
         Меня казнил во гневе Царь,
         Не стал бы я жалеть о жизни.
         И так как, чтоб склонять хотенья,
         Иметь необходимо деньги,
         Возьми сокровища мои,
         За них тебе заплатят много.
         И это выкуп мой, Фернандо,
         За возвращенье мне свободы.
         Мой долг тебе был так велик,
         Что рано ль, поздно ль, было нужно
         Его отдать во имя чести.
    
                 Дон Фернандо
    
         Благодарить тебя хотел бы,
         Но, вижу, в сад выходит Царь.
    
                    Мулей
    
         Тебя он видел?
    
                 Дон Фернандо
    
                         Нет.
    
                    Мулей
    
                              Не дай же
         Ему предлога к подозренью.
    
                 Дон Фернандо
    
         Я спрячусь между этих веток,
         А он тем временем пройдет.
    
    
                  СЦЕНА 16-я
                Царь. - Мулей.
    
               Царь (в сторону)
    
         (Мулей с Фернандо; говорили
         С такой опаской, и как только
         Меня увидели, сейчас же
         Один уходит, а другой
         Желает что-то скрыть. Мне надо
         Бояться. Верно иль неверно,
         Мне страх грозит, приму же меры.)
         Я очень рад...
    
                    Мулей
    
                         Великий Царь,
         Дай мне обнять твои колена.
    
                     Царь
    
         С тобой побыть.
    
                    Мулей
    
                         Что повелишь мне?
    
                     Царь
    
         Меня глубоко огорчило,
         Что Сеута мне не сдана.
    
                    Мулей
    
         Ты победителен и силен,
         Поди на приступ, город сдастся.
    
                     Царь
    
         Он будет мой без траты крови.
    
                    Мулей
    
         Каким же образом?
    
                     Царь
    
                           Таким:
         Фернандо так хочу принизить,
         Что Сеуту он сам отдаст мне.
         И знаешь что, Мулей, боюсь я,
         Маэстре ненадежен здесь.
         Его увидя в униженьи,
         Пожалуй, пленники стакнутся,
         И всей толпою возмутятся,
         Из сострадания к нему.
         А сверх того и очень сильно
         В сердцах людей корыстолюбье;
         Весьма легко он может златом
         Вниманье стражей усыпить.
    
              Мулей (в сторону)
    
         (Теперь мне выгоднее будет
         Сказать, что все это возможно,
         Чтобы не мог иметь позднее
         Он подозрений на меня.)
         Твой страх вполне благоразумен:
         Они наверно пожелают
         Освободить его.
    
                     Царь
    
                         Одно лишь
         Нашел я средство, чтоб никто
         На власть мою не покусился.
    
                    Myлей
    
         И это средство, государь мой?
    
                     Царь
    
         Чтоб о надежности Инфанта
         Ты позаботился, Мулей.
         Ты ни боязнью, ни корыстью
         Никак не можешь быть подкуплен.
         Так будь его главнейшим стражем,
         Смотри же, сбереги его.
         И что бы с Принцем ни случилось,
         Ты дашь отчет мне.
                  (Уходит.)
    
                    Мулей
    
                            Нет сомненья,
         Царь слышал, как мы говорили.
         Да не предаст меня Аллах!
    
    
                  СЦЕНА 17-я
            Дон Фернандо. - Мулей.
    
                 Дон Фернандо
    
         О чем скорбишь?
    
                    Мулей
    
                         Ты слышал?
    
                 Дон Фернандо
    
                                    Слышал.
    
                    Мулей
    
         Так как же спрашивать ты можешь,
         О чем скорблю, когда в смущеньи
         Стою меж другом и Царем?
         Во мне столкнулись честь и дружба:
         Когда тебе я буду верен,
         Пред ним изменником я буду;
         А верность сохраню пред ним,
         С тобой неблагодарным буду.
         Что ж делать? (Небо, помоги мне!)
         Кого хочу освободить я,
         Мне доверяют охранять.
         Что если Царь владеет тайной?
         Но чтоб найти вернее выход,
         Я у тебя прошу совета:
         Скажи, что должен делать я.
    
                 Дон Фернандо
    
         Мулей, любовь и дружба ниже,
         Чем честь и верность государю.
         Царю никто ни в чем не равен,
         Лишь равен он один себе.
         Вот мой совет: ему ты должен
         Служить и обо мне не думать;
         Я друг твой, и во имя дружбы,
         Чтоб сохранилась честь твоя,
         Сам за собой смотреть я буду;
         И если б кто другой сказал мне,
         Что предлагает мне свободу,
         Не принял бы я жизнь свою,
         Покуда честь твоя со мною.
    
                    Myлей
    
         Фернандо, не давай советов
         Учтивых столь же, сколько верных.
         Я знаю, что мой долг тебе
         Есть жизнь, и что платить я должен;
         Итак я ночью все устрою,
         Как мы с тобою говорили.
         Освободись, и жизнь твою
         Я искуплю своею смертью;
         Лишь только б ты освободился,
         Мне после ничего не страшно.
    
                 Дон Фернандо
    
         И было б честно, чтобы я
         Жестоким был и беспощадным
         С тем, кто со мною милосерден,
         И чтоб того, кто жизнь дает мне,
         Жестоко чести я лишил?
         Нет, и тебя хочу я сделать
         Судьей моей судьбы и жизни:
         Теперь и ты мне посоветуй.
         Возможно ль взять мне от того
         Свою свободу, кто потерпит
         За это кару? Допустит ли,
         Чтоб он, ко мне великодушный,
         Убийцей чести был своей?
         Что посоветуешь?
    
                    Myлей
    
                          Не знаю.
         Ни да, ни нет сказать не смею:
         Нет, потому что будет больно
         Мне самому; да, потому
         Что если да тебе промолвлю,
         Пожалуй, я и сам увижу,
         Что мой совет не подходящий.
    
                 Дон Фернандо
    
         Нет, ты мне должный дал совет.
         Благодаренье, потому что
         Во имя Бога и закона,
         Которые владеют мною,
         Я буду в рабстве стойкий принц.
    
    
    Хорнада: 1 2 3
    Примечания
    © 2000- NIV