• Приглашаем посетить наш сайт
    Чулков (chulkov.lit-info.ru)
  • Педро Кальдерон. Стойкий принц.
    Хорнада третья

    Хорнада: 1 2 3
    Примечания
    
    Зал в летнем помещении Мавританского Царя.
    
                    СЦЕНА 1-я
                   Мулей, Царь.
    
                Мулей (в сторону)
    
           (Так много Царь поставил стражей
           Над Дон Фернандо, что его
           Спасти я больше не надеюсь.
           Во имя долга моего,
           Как верный друг, я постараюсь
           Ему помочь по мере сил.)
           Властитель, в море и на суше,
           Ты знаешь, я тебе служил,
           И если милости достоин,
           Услышь...
    
                       Царь
    
                      Внимаю и молчу.
    
                      Мулей
    
           Фернандо...
    
                       Царь
    
                        Более ни слова.
    
                      Мулей
    
           Не хочешь слушать?
    
                       Царь
    
                               Не хочу.
           Раз только назвал ты Фернандо,
           Меня ты этим оскорбил.
    
                      Myлей
    
           Но чем же?
    
                       Царь
    
                       Тем, что дал мне случай
           Не дать того, о чем просил.
           А дать нельзя, когда ты просишь
           За Принца.
    
                      Myлей
    
                        Как же, раз его
           Мне поручил ты, не желаешь
           Отчета слышать моего?
    
                       Царь
    
           Я слушаю; но состраданья
           Не жди.
    
                      Myлей
    
                    Немилосердный рок
           Фернандо истерзал настолько,
           Что мир, чьи клички есть намек,
           Дивясь таким страданьям, назвал
           Его чудовищем судьбы;
           Твой гнев изведав и суровость,
           В таком неравенстве борьбы,
           В несчастность бедствий вовлеченный,
           Предав скорбям свой смелый дух,
           В том месте, что назвать боюсь я,
           Дабы не оскорбить твой слух,
           Недужный, нищий, параличный,
           Сраженный мужеством своим,
           Он просит милостыни жалкой
           У проходящих перед ним;
           Ты повелел, чтоб он работал,
           Чтоб был преследуем людьми,
           Чтоб спал в угрюмых подземельях,
           Чтобы ходил за лошадьми,
           Чтобы узнал, что значит голод, -
           И обездоленный во всем,
           И слабый раньше от природы,
           Он был разбит параличом.
           Так сила бедствий исказила
           Его прекрасный царский вид.
           Холодной ночью, черной ночью,
           Он в мрачном подземельи спит.
           Но, стойкий в вере неизменно,
           Упорствует, как прежде, в ней,
           И чуть, родитель утра, солнце,
           Зажжет огни своих лучей,
           Как узники (о, горе, горе!)
           Циновку жалкую берут,
           Недужного несут на воздух,
           И - как мне вымолвить? - кладут
           На место, что навозной кучей
           Должны назвать мы: оттого
           Что так он болен, стал он смраден;
           Никто у дома своего
           Ему лежать не позволяет;
           Все гонят нищего, и он,
           Без состраданья, без вниманья,
           Лежит, мученьем удручен.
           И лишь один слуга и рыцарь
           Его не кинули в беде.
           Стараются его утешить,
           Ему сопутствуют везде,
           Они с ним пищу разделяют,
           Хотя ее и одному
           Едва хватает, и от мавров
           Гоненья терпят, потому
           Что, повинуясь милосердью,
           Инфанту служат. Но и гнев,
           И беспощадную жестокость
           Неоднократно претерпев,
           Они его не покидают.
           И каждый раз, когда идет
           Один на поиски за пищей,
           Другой при нем сидит, и ждет,
           И страждущего утешает.
           Смягчи же гнев свой, государь,
           Будь, коль не жалостию тронут,
           Так ужасом, о, сильный Царь,
           Коль не слезами, изумленьем.
    
                       Царь
    
           Ты кончил? Хорошо, Мулей.
    
    
                    СЦЕНА 2-я
                 Феникс. - Те же.
    
                      Феникс
    
           Властитель, если заслужила
           Я что-нибудь в любви твоей,
           О милости я умоляю.
    
                       Царь
    
           В чем отказать тебе могу?
    
                      Феникс
    
           Фернандо...
    
                       Царь
    
                         Более ни слова.
           Могу ли я помочь врагу?
    
                      Феникс
    
           Внушает ужас всем, кто видит
           Маэстре в низости такой;
           И я просить хотела только...
    
                       Царь
    
           Стой, Феникс, замолчи же, стой.
           Скажи мне, кто велит Фернандо
           Идти за гибелью вослед
           И умирать злосчастной смертью?
           Мое ли в том желанье? Нет.
           Когда во имя веры предал
           Он сам себя скорбям таким,
           Зови его - к себе жестоким,
           А не меня - жестоким с ним.
           В его руке возможность выйти
           Из этой низости на свет:
           Пусть только Сеуту отдаст мне,
           Он вдруг избавится от бед.
    
    
                    СЦЕНА 3-я
                 Селин. - Те же.
    
                      Селин
    
           Перед тобой предстать желают
           Посланники, о, Царь великий:
           Один пришел от Таруданте,
           Из Португалии другой,
           По поручению Альфонсо.
    
                Феникс (в сторону)
    
           Какая скорбь с моей сравнится?
           Пришли за мной от Таруданте,
           Сомнения не может быть.
    
                Мулей (в сторону)
    
           Я потерял свою надежду,
           Убит я ревностью и дружбой.
    
                       Царь
    
           Пускай войдут.
                 (Селин уходит.)
                          Со мною, Феникс,
           На этом возвышеньи сядь.
                  (Они садятся.)
    
    
                    СЦЕНА 4-я
            Дон Альфонса и Таруданте,
         входят с разных сторон. - Те же.
    
                    Таруданте
    
           Властитель Феса благородный...
    
                   Дон Альфонсо
    
           Царь Феса гордый и могучий...
    
                    Таруданте
    
           Ты светлой славой...
    
                   Дон Альфонсо
    
                                Светлой жизнью.
    
                    Таруданте
    
           Не умирай...
    
                   Дон Альфонсо
    
                         Всегда живи...
    
               Таруданте (к Феникс)
    
           И ты, заря такого солнца...
    
                   Дон Альфонсо
    
           Восток подобного заката...
    
                    Таруданте
    
           Блаженствуй вопреки столетий...
    
                   Дон Альфонсо
    
           И царствуй вопреки времен...
    
                    Таруданте
    
           И упивайся...
    
                   Дон Альфонсо
    
                         Услаждайся...
    
                    Таруданте
    
           Великой радостью...
    
                   Дон Альфонсо
    
                                Хвалами...
    
                    Таруданте
    
           Высоким счастьем...
    
                   Дон Альфонсо
    
                                Нежным блеском...
    
                    Таруданте
    
           С немногим злом...
    
                   Дон Альфонсо
    
                               С большим добром.
    
                    Таруданте
    
           Христианин, как ты дерзаешь
           Там говорить, где говорю я?
    
                   Дон Альфонсо
    
           Где бы ни был я и с кем бы ни был,
           Везде я первый говорю.
    
                    Таруданте
    
           Раз я из племени арабов,
           Мне надлежит теперь быть первым;
           Где есть свои, для чужеземцев
           Не может предпочтенья быть.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Нет, может, там, где понимают
           Учтивость; потому что всюду,
           Как постоянно можем видеть,
           Сидит на лучшем месте гость.
    
                    Таруданте
    
           Будь даже это основаньем,
           Ты победить меня не мог бы;
           Не правом речи обладает,
           А только первым местом гость.
    
                       Царь
    
           Довольно. Оба здесь садитесь.
           Пусть начинает португалец:
           Как представителя другого
           Закона, мы должны принять
           Его с почетом наибольшим.
    
              Таруданте (в сторону)
    
           Я пристыжен.
    
                   Дон Альфонсо
    
                         Я буду краток:
           Король Альфонсо Португальский,
           Чья слава, пышная, как свет,
           В насмешку зависти и смерти,
           Живет в вещаньях громких бронзы,
           Тебе привет свой посылает,
           И говорит: ввиду того,
           Что сдача Сеуты - условье
           Освобождения Фернандо,
           И от свободы Принц отрекся,
           Условье это не приняв,
           Тебя определить он просит
           Цену его освобожденья
           В таких размерах, чтобы алчность
           Пред щедростью смирила дух.
           Он серебром тебе и златом
           Даст столько, сколько могут стоить
           Два города. Итак об этом
           Он просит дружески тебя,
           Но если Принца не отдашь ты,
           Тебе дает он обещанье
           Освободить его оружьем,
           И с этой целью создает
           На легкой пенной влаге моря
           Готовый в путь плавучий город
           Из тысячи вооруженных
           Непобедимых кораблей,
           Клянясь, что он огнем и кровью
           Освободит его из плена
           И победит тебя, оставив
           Окровавленными поля,
           Настолько, чтобы солнце утром,
           Увидев землю изумрудом,
           Ее с закатом покидая,
           Увидело сплошной рубин.
    
                    Таруданте
    
           Хоть я посланник, и ответа
           Не от меня ты ожидаешь,
           Христианин, но я осмелюсь,
           Во имя моего Царя,
           Тебе ответить, потому что
           Его коснулось оскорбленье:
           Властителю, что перед нами,
           Он повинуется, как сын.
           Так пусть же знает Дон Альфонсо,
           Что именем его он вызван
           Сюда явиться в срок не больший,
           Чем от зари и до зари,
           И столько алых жарких красок
           На этих узрит он равнинах,
           Что небо самое промолвит:
           "Весь мир сегодня - из гвоздик".
    
                   Дон Альфонсо
    
           Когда бы, мавр, ты был мне равным,
           Свестись могла бы эта битва
           К единоборству роковому
           Двух славных юных. Но скажи,
           Скажи, чтоб вышел твой властитель,
           Коль он на славу притязает;
           А я так сделаю, что выйдет
           Немедленно на битву - мой.
    
                    Таруданте
    
           Себя почти ты обнаружил,
           А если это так, сумеет
           Тебе ответить Таруданте.
    
                   Дон Альфонсо
    
           На поле битвы жду тебя.
    
                    Таруданте
    
           И будешь ждать меня недолго,
           Лечу, я молния.
    
                   Дон Альфонсо
    
                           Я ветер.
    
                    Таруданте
    
           Я огненный вулкан.
    
                   Дон Альфонсо
    
                              Я гидра.
    
                    Таруданте
    
           Я гнев неистовства.
    
                   Дон Альфонсо
    
                               Я смерть.
    
                    Таруданте
    
           Меня ты слышишь - и не в страхе?
    
                   Дон Альфонсо
    
           Меня ты видишь - и не умер?
    
                       Царь
    
           Владыки, в гневе вы расторгли
           Завесы, чьею тьмою был скрыт
           Лик солнца от очей нескромных.
           В моей земле - меж вами битвы
           Не быть без моего согласья,
           А я отказываю в нем,
           Дабы иметь досуг - принять вас
           И угостить с почетом должным.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Гостеприимства не приемлю
           От тех, кто мне наносит боль.
           Сюда пришел я за Фернандо:
           Желание его увидеть
           Меня заставило явиться
           Вот так переодетым в Фее:
           Но прежде, чем туда дошел я,
           Узнав, что здесь ты, в летнем замке,
           Я поспешил сюда, влекомый
           Надеждой, звавшею меня,
           И так как вижу, что надежда
           Меня звала сюда обманно,
           Узнай, властитель, что теперь я
           Лишь твоего ответа жду.
    
                       Царь
    
           Ответа? Что ж, король Альфонсо,
           Он будет не речист и ясен:
           Не дашь мне Сеуту - не бойся,
           Инфанта ты не увезешь.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Итак, война. Со мной он будет!
           А ты, посол, иль кто б ты ни был,
           Увидимся на поле битвы.
           Теперь вся Африка дрожи!
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 5-я
         Царь, Феникс, Мулей, Таруданте.
    
                    Таруданте
    
           Не мог достичь я до сегодня,
           О, Феникс нежная, блаженства
           Служить тебе как твой невольник,
           Быть может, заслужу теперь
           Блаженство пред тобой склониться
           И, пав к ногам твоим покорно,
           Просить, чтоб руку ты дала мне
           В обмен поверженной души.
    
                      Феникс
    
           Пусть победительный властитель
           Вниманье там не расточает,
           Где чувствуют к нему почтенье,
           Пусть цену знает он свою.
    
                Мулей (в сторону)
    
           Кто это видит пред собою
           И сам себя не убивает,
           Чего он ждет?
    
                       Царь
    
                         Владыка светлый,
           Не знал я, что идешь ты в Фее,
           Итак, прости, что принимаю
           Тебя не с пышностью достойной.
    
                    Таруданте
    
           Мое отсутствие могу я
           Продлить на самый краткий срок;
           И если, как мы предположим,
           Посланник мой сюда явился,
           Чтоб увезти мою супругу,
           Как соизволил ты решить,
           Пусть самоличное прибытье
           В вину мне вменено не будет,
           И пусть увижу я скорее
           Свершенье счастья моего.
    
                       Царь
    
           Во всем меня ты побеждаешь:
           Твой долг тебе уплачен будет,
           Ты должен быть освобожденным
           От этих мыслей и забот,
           И так как нам грозят войною,
           Ты должен поспешить с отъездом,
           Не то пересечет проходы
           Прибытье португальских войск.
    
                    Таруданте
    
           Мне все равно, я с сильным войском,
           Так численны мои отряды,
           Что все окрестные равнины
           Как смута людных городов:
           Я возвращусь во всеоружьи,
           Чтоб быть твоим солдатом верным.
    
                       Царь
    
           Мы поспешить должны, однако,
           С твоим отъездом. Только в Фее
           Должна прибыть сначала Феникс,
           Дабы украсить этот город.
           Мулей!
    
                      Myлей
    
                   Великий Царь!
    
                       Царь
    
                                 Со стражей
           Ты будешь Феникс провожать,
           И по прибытии на место
           Ты передашь ее супругу.
    
                Мулей (в сторону)
    
           Лишь этого недоставало
           Для завершенья бед моих:
           Когда меня не будет в Фесе,
           Последнюю свою поддержку
           Со мной Фернандо потеряет,
           И будет вовсе одинок.
                    (Уходят.)
    
    
                    СЦЕНА 6-я
                  Улица в Фесе.
    
    Дон Хуан, Брито и другие пленники, выносят Дон
        Фернандо и сажают его на циновку.
    
                   Дон Фернандо
    
           Кладите здесь меня, чтоб лучше
           Я насладился блеском дня.
           О, милосердный мой Создатель,
           Как услаждаешь ты меня!
           Когда многострадальный Иов
           Такой же мукой был объят,
           Он проклинал сиянье солнца, -
           Но был он во грехе зачат.
           А я его благословляю,
           Благоволенье Бога в нем,
           И каждый луч есть возглас к Богу,
           Поющий светом и огнем.
    
                      Брито
    
           Так хорошо тебе, владыка?
    
                   Дон Фернандо
    
           О, лучше, чем я заслужил!
           Как много для меня благого
           Ты, Царь Небесный, совершил.
           Когда из мрачных подземелий
           Я выхожу на свет дневной,
           Даешь мне солнце, чтоб согреться:
           Ты расточителен со мной.
    
                  Первый пленник
    
           С тобой хотел бы я остаться,
           Тебя утешить, видит Бог;
           Но нужно нам идти работать
           И удержать докучный вздох.
    
                   Дон Фернандо
    
           Прощайте, дети.
    
                  Второй пленник
    
                            Горе, горе!
    
                  Третий пленник
    
           Что может горестнее быть?
                (Пленники уходят.)
    
                   Дон Фернандо
    
           Со мной вы остаетесь оба?
    
                     Дон Хуан
    
           Я тоже должен уходить.
    
                   Дон Фернандо
    
           Что буду без тебя я делать?
    
                     Дон Хуан
    
           Я ворочусь к тебе сейчас;
           Чего-нибудь поесть ты должен.
           Мулей, увы, покинул нас,
           И нет нам более поддержки,
           И должен я идти к врагу,
           Но все же я пойду спокойно
           И все исполню, что могу;
           Хоть с невозможностью придется
           Мне быть в сомнительной борьбе:
           Никто не должен по указу
           Напиться даже дать тебе,
           И ничего не продавать мне,
           За то, что я всегда с тобой.
           Могли ль мы думать, что придется
           Быть так караемым судьбой?
           Но вот идут.
                    (Уходит.)
    
                   Дон Фернандо
    
                         О, если б мог я
           В ком состраданье возбудить,
           Чтобы хотя одно мгновенье
           Еще в страданиях пожить!
    
    
                    СЦЕНА 7-я
             Царь, Таруданте, Феникс,
          Селин. - Дон Фернандо, Брито.
    
                      Селин
    
           Великий государь, ты вышел
           На улицу, где пред собой
           Сейчас Инфанта ты увидишь.
    
                Царь (к Таруданте)
    
           Я пожелал пойти с тобой,
           Чтоб ты мое величье видел.
    
                    Таруданте
    
           Весьма ценю такой почет.
    
                   Дон Фернандо
    
           Подайте милостыню, люди,
           С мольбою нищий вас зовет,
           Взгляните на меня, я болен,
           Я предан тяжести скорбей,
           Я, голодая, умираю,
           И даже зверь между зверей
           Всегда находит состраданье.
    
                      Брито
    
           Здесь просят милостыню так:
           Имейте состраданье, мавры,
           О хлебе молит вас бедняк,
           Святой ногою Магомета
           Он заклинает вас о том.
    
                       Царь
    
           Что веру он хранит в несчастьи
           И в унижении таком,
           Меня бесславит, оскорбляет.
           Инфант, маэстре!
    
                      Брито
    
                            Царь зовет.
    
                   Дон Фернандо
    
           Меня? Ты обманулся, Брито,
           Не от меня он слова ждет:
           Я не Инфант и не маэстре,
           Я труп его, лишенный сил;
           И я с землей соприкоснулся;
           Инфант, маэстре - прежде был,
           Не так мое названье ныне.
    
                       Царь
    
           Коль быть Инфантом перестал,
           Ответь мне просто как Фернандо.
    
                   Дон Фернандо
    
           Теперь, хотя б с земли я встал,
           К твоим ногам паду покорно.
    
                       Царь
    
           Ты тверд в решении своем.
           Смиренье это или храбрость?
    
                   Дон Фернандо
    
           Поклон раба - перед Царем.
           И так как я твой раб, и так как
           Я нахожусь перед тобою,
           С тобою говорить я должен:
           Внимай, властитель мой и Царь.
           Ты Царь, промолвил я, и если
           Иной закон тобою правит,
           Так беспредельна, так могуча,
           Пышна божественность царей,
           Что безусловно порождает
           Она душевное величье;
           И ты с великодушной кровью
           Таишь способность сострадать;
           Не только меж людей, но даже
           Среди зверей названье это
           Так властно, что закон природы
           Ему покорствовать велит;
           Так в разных книгах мы читаем
           О первобытных общежитьях,
           Что лев, могучий царь животных,
           Когда нахмуривает лоб,
           На нем встает короной грива,
           Но он проникнут милосердьем,
           Того, кто перед ним склонился,
           Не растерзал он никогда.
           В соленых пенных брызгах моря
           Дельфин, властитель рыб, с короной
           Серебряной и золотою
           Из светло-синей чешуи,
           Не раз, во время сильной бури,
           Спасал на сушу погибавших {1},
           Чтоб море их не поглотило.
           Могучий реющий орел,
           Которому воздушный ветер
           На голове взбивает перья {2},
           Царь птиц, приветствующих солнце,
           Исполнен высшей доброты, -
           Чтоб человек не выпил смерти,
           Которую жестокий аспид
           Сокрыл во влаге серебристой,
           К кристаллам примешавши яд, -
           Своими сильными крылами
           И клювом возмущает воду.
           И меж камней и меж деревьев
           Мы видим той же власти знак:
           Покрытый нежною коронкой,
           Гранат, властитель над плодами,
           Меняет цвет, когда отравлен,
           И, погашая свой рубин,
           Мерцает сумрачным топазом,
           С оттенком обморочно-бледным.
           Алмаз, перед которым силу
           Теряет даже сам магнит,
           Ему на верность присягая,
           Так благороден, что измену
           Хозяина изобличает,
           И если раньше пред резцом
           Он был непобедимо твердым,
           По совершении измены
           Становится как бы золою.
           Так если меж зверей и рыб,
           Меж птиц, камней и меж растений
           Величье царское являет
           Свою способность к милосердью,
           Несправедливо, государь,
           Чтоб меж людей она исчезла:
           И для тебя не оправданье
           Отличье твоего закона,
           Бесчувственность везде одна.
           Я не хочу тебя растрогать,
           Чтоб ты, слезам моим внимая,
           Дал жизнь мне царским состраданьем,
           Я не прошу тебя о ней;
           Я знаю, умереть я должен
           От этой тягостной болезни,
           Мои омрачены ей чувства,
           Все тело от нее - как лед.
           Я сознаю, я ранен смертью,
           И чуть скажу какое слово,
           Я чувствую, мое дыханье -
           Как острой шпаги лезвие.
           Я знаю, наконец, я смертен,
           И нет мгновений достоверных;
           По этой-то причине разум
           Устроил гроб и колыбель
           Похожими по внешней форме,
           Похожими по матерьялу.
           Когда кого-нибудь мы просим,
           Мы руки складываем так
           И поднимаем их; когда же
           Хотим мы что-нибудь отбросить,
           Мы то же делаем движенье,
           Но опускаем руки вниз.
           Когда рождаемся мы к жизни,
           То в знак того, что мир нас ищет,
           Он в колыбель нас принимает,
           Которая открыта вверх.
           Когда же презреньем или гневом
           Он пожелает нас отбросить,
           Он вниз тогда роняет руки,
           И тот же самый инструмент
           Меняет смысл при той же форме,
           И, сохраняя ту же сущность,
           Что было кверху колыбелью,
           То книзу превратилось в гроб.
           Так близко мы живем от смерти,
           Так тесно при рожденьи нашем
           Сливаются, черта с чертою,
           И колыбель и ложе мглы.
           Чего ж он ждет, кто это слышит?
           Кто это знает, что он ищет?
           Не жизни, в этом нет сомненья,
           А смерти: я о ней прошу;
           Пусть небо даст мне исполненье
           Желанья умереть за веру,
           То не отчаянье, не думай,
           Меня не отвращает жизнь,
           Но я ее отдать хотел бы
           В защиту дела правой веры,
           Чтобы в единой жертве Богу
           Душа и жизнь слились в одно.
           Итак, хотя я жажду смерти,
           Но чувством я своим оправдан.
           И где бессильно состраданье,
           Пусть там тебя обяжет гнев.
           Ты лев? Тогда с могучим ревом
           Скорее разорви на части,
           Кем оскорблен ты и поруган.
           Орел? Тогда скорей изрань
           Свирепым клювом и когтями
           Того, кто разорить решился
           Твое гнездо. Дельфин? Вещай же
           О страшных бурях моряку,
           Что бороздит пучины моря.
           Гранат? Яви нагие ветви,
           Как признак Божеского гнева,
           Неукротимости ветров.
           Алмаз? Рассыпься мелкой пылью
           И сделайся отравой жгучей,
           И утомись, и успокойся,
           Но только знай притом, что я,
           Хотя б я больше ведал бурей,
           Хотя бы больше видел гнева,
           Хотя б я больше знал печалей,
           Хотя бы больше знал тоски,
           Хотя бы больше встретил бедствий,
           Хотя бы больше понял голод,
           Хотя б в лохмотьях был, хотя бы
           В грязи и в низости лежал,
           Но непреклонен буду в вере,
           Она как солнце предо мною,
           Она как свет, меня ведущий,
           Она нетленный мой венец,
           Ты победить не можешь Церковь,
           Меня, коли захочешь, можешь,
           Но будет Бог моей защитой,
           Как я защита дел Его.
    
                       Царь
    
           Возможно ль, чтоб в таких мученьях
           Ты сохранил такую гордость
           И сам сумел себя утешить,
           Когда страдания - твои?
           И чтобы мне в упрек ты ставил,
           Что я тебе не сострадаю,
           Не милосерд к чужому горю,
           Коль ты не милосерд к себе?
           Не я, а ты, своей рукою,
           Себе удар наносишь смертный,
           Проникнись ты к себе участьем,
           Проникнусь им к тебе и я.
                    (Уходит.)
    
            Дон Фернандо (к Таруданте)
    
           Властитель, окажи мне помощь.
    
                    Таруданте
    
           Какое горькое злосчастье!
                    (Уходит.)
    
             Дон Фернандо (к Феникс)
    
           Когда в тебе душа красива,
           Как нежно тело у тебя,
           Перед Царем будь мне защитой.
    
                      Феникс
    
           Какая скорбь!
    
                   Дон Фернандо
    
                          Не взглянешь даже?
    
                      Феникс
    
           О, ужас, ужас!
    
                   Дон Фернандо
    
                          Впрочем, правда:
           Скорбь видеть не твоим глазам.
    
                      Феникс
    
           Какая пытка!
    
                   Дон Фернандо
    
                         Но хотя бы
           Ты на меня и не смотрела,
           Хоть ты уходишь прочь, но нужно,
           Чтоб ты услышала теперь,
           Что если даже ты красива,
           Ты более меня не стоишь,
           И может быть я стою больше. {3}
    
                      Феникс
    
           В твоих словах смертельный яд.
           Ты голосом наводишь ужас,
           Меня своим дыханьем ранишь.
           Оставь меня. Чего ты хочешь?
           Страдать сильней я не могу.
                    (Уходит.)
    
    
                    СЦЕНА 8-я
    Дон Хуан, с хлебом. - Дон Фернандо, Брито.
    
                     Дон Хуан
    
           За то, что шел к тебе я с хлебом,
           Меня преследовали мавры,
           Смеялись надо мной и били
           Меня до нанесенья ран.
    
                   Дон Фернандо
    
           Наследство праотца, Адама.
    
                     Дон Хуан
    
           Бери и ешь.
    
                   Дон Фернандо
    
                        О, друг мой верный!
           Ты этот хлеб приносишь поздно,
           Ко мне уже подходит смерть.
    
                     Дон Хуан
    
           Да ниспошлет мне свет свой небо!
    
                   Дон Фернандо
    
           Но всякая болезнь смертельна,
           Как быть, когда все люди смертны,
           Как быть, когда в конце концов,
           Уставши в этом лабиринте,
           Старея, человек, смущенный
           Самим собой, заболевает,
           И тот недуг приносит смерть?
           О, человек, не будь небрежным:
           Не забывай о вечной казни,
           Не жди в болезнях предвещаний,
           Ты сам - страшнейший твой недуг.
           Пока живешь ты в этом мире,
           Ты по земле ступаешь твердой,
           Но ты над собственной могилой
           Проходишь в мире каждый миг.
           Закон печальный, рок суровый:
           Что б ни случилось, видеть ясно,
           Что с каждым шагом (о, мученье)
           Ты должен уходить вперед,
           И даже Бог не может сделать,
           Чтоб этот шаг твой был не сделан.
           Друзья, конец мой подступает:
           Несите на руках меня.
    
                     Дон Хуан
    
           Последнее мое объятье
           Отдам тебе.
    
                   Дон Фернандо
    
                        С последней просьбой
           К тебе я, друг мой, обращаюсь,
           Мой благородный Дон Хуан.
           Раздень меня, когда умру я,
           Найди в угрюмом подземельи
           Мое монашеское платье, -
           Так долго я его носил, -
           И в нем меня, с лицом открытым,
           Похорони, коль Царь жестокий
           Смягчит свой гнев и не откажет
           Мне в погребеньи; обозначь
           Мою могилу; я надеюсь,
           Что, умирая как невольник,
           Я буду выкуплен позднее
           И буду спать у алтаря.
           Тебе, Создатель мой Небесный,
           Церквей так много сохранил я,
           Что я надеяться решаюсь,
           Ты приютишь меня в одной.
              (Его уносят на руках.)
    
    
                    СЦЕНА 9-я
     Побережье вдали от города Феса. - Ночь,
        Дон Альфонса, солдаты с мушкетами.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Оставьте на лазурном побережья
           Громаду этих тяжких кораблей,
           Которые, на изумленье небу,
           Качает море в снежности своей.
           И пусть меж этих дальних горизонтов
           Морские горы выбросят солдат,
           Чтоб корабли, как греческое зданье,
           Зажгли пожар, губительный стократ.
    
    
                    СЦЕНА 10-я
               Дон Энрике. - Те же.
    
                    Дон Энрике
    
           Ты не хотел, властитель, чтобы вышло
           Близ Феса наше войско; пожелал,
           Чтоб в этом месте высадка свершилась,
           Ты место несчастливое избрал:
           Сюда идет бесчисленное войско,
           Движеньем гонит ветер пред собой,
           И возвышает горные вершины
           Воинственной растущею толпой.
           Супругою уводит Таруданте
           Принцессу Феса, он спешит к себе...
           Но пусть раскат грохочущего эхо
           Об этом громче возвестит тебя.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Энрике, я нарочно выбрал этот
           Заранее намеченный проход:
           Я войско Феса вместе с этим войском
           Нашел бы, если б там причалил флот.
           Теперь же, разделенных, я сумею
           Сперва одних, потом других разбить.
           И, прежде чем они соединятся,
           Вели скорей к оружию трубить.
    
                    Дон Энрике
    
           Безвременно сраженье это будет.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Мой гнев теперь ко всем советам глух,
           Пусть мщение нагрянет безотложно,
           Я в Африку явлюсь как грозный дух.
    
                    Дон Энрике
    
           Смотри, уж ночь, закутанная в тени,
           Светило дня сокрыла в бездне вод.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Мы будем в дымном сумраке сражаться;
           Той веры, что в душе моей живет,
           Не победить ни времени, ни силе.
           Фернандо, если в этот самый час,
           Во имя Бога, терпишь ты за веру,
           Победа ждет и не обманет нас.
           Мне будет честь, ему святая слава.
    
                    Дон Энрике
    
           Ты гордостью своею увлечен.
    
    
                    СЦЕНА 11-я
    
              Дон Фернандо. - Те же.
    
             Дон Фернандо (за сценой)
    
           На бой! На бой! Иди вперед, Альфонсо!
    
                   Дон Альфонсо
    
           Ты слышишь чей-то крик и зов и стон?
    
                    Дон Энрике
    
           Я слышу трубный звук, сигналы к битве
           И смутные меж ними голоса.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Итак, вперед, Энрике. Нет сомненья,
           Сегодня нам помогут небеса.
         (Появляется инфант Дон Фернандо,
         в рыцарской одежде своего ордена
             и с зажженным факелом.)
    
                   Дон Фернандо
    
           Помогут, да; твою увидя веру,
           Они тебе замыслили помочь,
           И защитят твое святое дело.
           Из рабства я уйду отсюда прочь.
           Пример, достойный общего вниманья:
           За столько храмов, Бог дает мне храм;
           Со светочем, изъятым у Востока,
           Я буду озарять дорогу вам,
           И с властным войском, царственный Альфонсо,
           Войдешь ты в Фес, - пойми, что говорю, -
           Не для того, чтоб там короноваться,
           Но мой закат преобразить в зарю.
                    (Уходит.)
    
                    Дон Энрике
    
           Альфонсо, в том, что вижу, сомневаюсь.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Я верю в то, что вижу пред собой,
           И если речь идет о славе Бога,
           Скажи: "Победа", - говоря: "На бой".
                    (Уходят.)
    
    
                    СЦЕНА 12-я
    
           Внутренняя часть стен Феса.
    
    Царь и Селин; в вышине Дон Хуан с одним пленником,
    и гроб, в котором, по-видимому, находится Инфант.
    
                     Дон Хуан
    
           Тиран, ты можешь услаждаться,
           Что варварски ты уничтожил
           Жизнь превосходнейшую.
    
                       Царь
    
           Кто ты?
    
                     Дон Хуан
    
                   Хотя бы ты убил меня,
           Я тот, кто будет при Фернандо,
           И если б даже от печали
           Померк мой ум, я в самой смерти,
           Как верный пес, пойду за ним.
    
                       Царь
    
           Вот, христиане, образец вам,
           Он возвестит векам грядущим
           О том, что суд мой справедливый
           Неукоснительно суров;
           Жестоким да не назовется
           Отмщение за оскорбленье
           Особ высоких царской крови.
           Теперь, Альфонсо, приходи,
           Будь вызывающе-надменным,
           Освободи его из рабства,
           И пусть я потерял надежду,
           Что будет Сеута моей,
           Но так как ты притом утратил
           Надежду получить Фернандо,
           Я ныне услаждаюсь, видя,
           Что в тесной замкнут он тюрьме.
           И мертвый не освободится
           Он от моей суровой кары,
           Пусть будет он на посмеянье
           Пред всеми выставлен теперь.
    
                     Дон Хуан
    
           Получишь скоро воздаянье:
           Уже над морем и над сушей
           Отсюда вижу я знамена
           Сюда идущих христиан.
    
                       Царь
    
           Взойдем на вышку и посмотрим,
           Что происходит за стенами,
           Какие новые готовит
           События закон судьбы.
    
                     Дон Хуан
    
           Я вижу траурные знаки,
           Влачатся горестно знамена,
           Звучат чуть слышно барабаны
           И не дымятся фитили.
    
    
                    СЦЕНА 13-я
             Внешняя часть стен Феса.
    
    Отдаленный бой барабанов; впереди идет Дон Фернандо,
    с зажженным факелом, за ним Дон Альфонса,
    Дон Энрике и солдаты, ведущие захваченных в плен
    Таруданте, Феникс и Мулея; потом Царь и Селин.
    
                   Дон Фернандо
    
           Сквозь непроглядный ужас ночи,
           Никем не знаемой дорогой,
           Тебя я вел: и облик солнца
           Расторг сплетенья дымных туч.
           О, победительный Альфонсо,
           До Феса ты дошел со мною:
           Ты перед фесскою стеною,
           Так выкупи теперь меня.
                    (Уходит.)
    
                   Дон Альфонсо
    
           Кто на стенах там есть, услышьте!
           Пусть выйдет Царь ко мне скорее!
         (На стену выходят Царь и Селин.)
    
                       Царь
    
           Чего, воитель юный, хочешь?
    
                   Дон Альфонсо
    
           Чтоб ты Инфанта отдал мне!
           Чтоб ты маэстре Дон Фернандо
           За Таруданте и за Феникс,
           Которых видишь пред собою,
           В обмен мне отдал! Выбирай:
           Смерть Феникс иль его свободу.
    
                       Царь
    
           О, друг Селин, что буду делать
           Среди подобных затруднений:
           Фернандо мертв, а дочь моя
           В его руках. Судьбы превратность,
           Вот до чего дожить пришлось мне.
    
                      Феникс
    
           Но что я вижу пред собою?
           О, что же это, государь:
           Я в этом тяжком затрудненьи,
           И жизнь моя под страхом смерти,
           И честь моя в такой тревоге,
           А ты не знаешь, что сказать?
           Ты можешь медлить хоть минуту,
           И колебаться хоть мгновенье,
           Чтоб получить мою свободу?
           Ты держишь жизнь мою в руке,
           И соглашаешься (о, мука!),
           Чтобы моя (о, горечь пытки!)
           Выла в несправедливом рабстве?
           Твой голос может жизнь мою
           Единым словом (о, страданье!)
           Восстановить, и ты спокойно
           Молчанием предоставляешь,
           Чтоб мой звучал такой мольбой?
           Здесь на глазах твоих кинжалом
           Готовятся пронзить мне сердце,
           А ты глядишь, как льются слезы
           Перед тобою из моих?
           Ты Царь, - и оказался зверем,
           Отец, и предстаешь как аспид,
           Судья, и палачом явился,
           Нет, ты не Царь и не отец.
    
                       Царь
    
           О, Феникс, это замедленье
           Не понимай как нежеланье
           Тебе дать жизнь, - желает небо,
           Чтобы окончилась моя.
           И так как более не хочет,
           Чтоб наши жизни продолжались,
           Узнай, Альфонсо, что с закатом
           Вчерашний день, в тот самый час,
           Как отбыла из Феса Феникс, -
           Закончив путь свой в море пены,
           Закончив путь свой в море смерти,
           Скончались - солнце и Инфант.
           И этот гроб смиренно-тесный
           Оправа царственного тела.
           Сверши же приговор над Феникс:
           Пускай за кровь прольется кровь.
    
                      Феникс
    
           О, горе мне! моя надежда
           В одно мгновенье оборвалась.
    
                       Царь
    
           И ничего мне не осталось,
           Чтоб хоть мгновение прожить.
    
                    Дон Энрике
    
           Что слышу? Да поможет Бог мне!
           Как поздно, небо, о, как поздно
           К нему пришла его свобода!
    
                   Дон Альфонсо
    
           Не говори так; если сам
           Фернандо в символах сказал нам,
           Чтоб мы его освободили,
           Он разумел свой прах остывший,
           Хотел сказать, что прах его
           За много храмов храм получит,
           И выкупить его должны мы.
           Царь Фесский, чтобы ты не думал,
           Что меньше этой красоты
           Фернандо отошедший стоит,
           Я на него ее меняю.
           Пошли же снег мне за кристаллы,
           Январь мне обменяй на май,
           Отдай мне за алмазы - розы,
           За неземной прекрасный образ
           Дай мертвого многострадальца.
    
                       Царь
    
           Альфонсо, что ты говоришь,
           Непобедимый?
    
                   Дон Альфонсо
    
                        Говорю я:
           Пусть пленники его опустят.
    
                      Феникс
    
           И стала я ценою трупа:
           Свершился неба приговор.
    
                       Царь
    
           Спускайте со стены высокой
           Тяжелый гроб, и сам спущусь я,
           Чтобы у ног Альфонсо сдаться.
                (Уходит со стены.)
    
      (Гроб спускают на веревках по стене.)
    
                   Дон Альфонсо
    
           О, Принц, о, мученик святой!
           Тебя в объятья принимаю.
    
                    Дон Энрике
    
           Перед тобой, мой брат, склоняюсь.
    
    
                    СЦЕНА 14-я
        Царь, Дон Хуан, пленники. - Те же.
    
                     Дон Хуан
    
           Привет, великий наш Альфонсо,
           Дай руку.
    
                   Дон Альфонсо
    
                     Друг мой Дон Хуан,
           Таков отчет твой об Инфанте?
    
                     Дон Хуан
    
           Я был при нем до самой смерти,
           Пока его не увидал я
           Свободным, мертвым и живым:
           Взгляните, как лежит он тихо.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Дай руку мне свою, родной мой.
           Несведущий, я слишком поздно
           Тебя пришел освободить.
           Но в смерти, что всего важнее,
           Всегда являет лик свой дружба.
           Твои блаженные останки
           Я отвезу с собой во храм.
                    (К Царю.)
           Тебе я, Царь, вручаю Феникс
           И Таруданте, и в супруги
           Прошу ее отдать Мулею,
           С Инфантом он так дружен был.
                  (К пленникам.)
           Придите, пленники, взгляните,
           Вот ваш Инфант, попеременно
           Его несите до армады.
    
                       Царь
    
           Пусть все идут вослед за ним.
    
                   Дон Альфонсо
    
           Под заунывный трубный голос,
           Под стройный рокот барабанов
           Пусть похоронным маршем войско
           Идет, - чтоб кончил долгий путь,
           Прося смиренно извиненья
           За все великие ошибки,
           Инфант Фернандо Лузитанский,
           В христовой вере стойкий Принц.
    
    
    						
    						
                 
    Хорнада: 1 2 3
    Примечания
    © 2000- NIV